Закон рф о прессе

Статья 40. Отказ и отсрочка в предоставлении информации

Отказ в предоставлении запрашиваемой информации возможен, только если она содержит сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную специально охраняемую законом тайну. Уведомление об отказе вручается представителю редакции в трехдневный срок со дня получения письменного запроса информации. В уведомлении должны быть указаны:

1) причины, по которым запрашиваемая информация не может быть отделена от сведений, составляющих специально охраняемую законом тайну;

2) должностное лицо, отказывающее в предоставлении информации;

3) дата принятия решения об отказе.

Отсрочка в предоставлении запрашиваемой информации допустима, если требуемые сведения не могут быть представлены в семидневный срок. Уведомление об отсрочке вручается представителю редакции в трехдневный срок со дня получения письменного запроса информации. В уведомлении должны быть указаны:

1) причины, по которым запрашиваемая информация не может быть представлена в семидневный срок;

2) дата, к которой будет представлена запрашиваемая информация;

3) должностное лицо, установившее отсрочку;

4) дата принятия решения об отсрочке.

Комментарий к ст. 40 Закона о СМИ

1. Комментируемая статья определяет допустимые случаи отказа или отсрочки в предоставлении информации по запросам СМИ.

2. Отказ в предоставлении информации возможен только в строго ограниченных случаях, когда запрашиваемая информация составляет государственную, служебную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну. Данными случаями полностью исчерпываются основания для отказа в предоставлении информации по запросу редакции.

Согласно ст. 5 ФЗ от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» режим коммерческой тайны не может быть установлен лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, в отношении следующих сведений: о численности, о составе работников, о системе оплаты труда, об условиях труда, в том числе об охране труда, о показателях производственного травматизма и профессиональной заболеваемости, и о наличии свободных рабочих мест.

Из ст. 3 ФЗ от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных» следует, что персональные данные — любая информация, относящаяся к прямо или косвенно определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных). Такой информацией, в частности, являются: фамилия, имя, отчество, год, месяц, дата рождения, адрес, семейное положение, социальное и имущественное положение, образование, профессия, доходы, иная информация, относящаяся к субъекту персональных данных. Обработка персональных данных осуществляется с согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных.

По этому поводу приведем пример. В судебном заседании установлено, что редакция газеты направила запрос в ОАО о предоставлении штатного расписания, размеров окладов всех работников ОАО и информации о причинах повышения тарифа за квартплату и коммунальные услуги для собственников жилья; кто и на каком основании установил данное повышение тарифов.

ОАО в ответе редакции газеты указало, что ОАО является коммерческой организацией, в связи с чем предоставлять средству массовой информации штатное расписание, размеры окладов работников не обязано. Суды исходили из того, что информация в виде штатного расписания с указанием должностных окладов, копии контракта между администрацией г. Кудымкара и директором ОАО Б., приказов о начислении премии работникам содержит персональные данные и не может быть предоставлена средству массовой информации без согласия работников. Вместе с тем информация о численности, о составе работников, о системе оплаты труда не является коммерческой тайной, ее предоставление по запросу средства массовой информации возможна (см. Определение Пермского краевого суда от 15 мая 2012 г. по делу N 33-4312\2012).

Отказ в ответе по иным основаниям, помимо прямо названных в комментируемой статье, является нарушением законодательства. Однако зачастую государственные органы не отказывают прямо в предоставлении информации, но используют различного рода отписки или иным образом уклоняются от предоставления полного ответа на поставленные острые или просто неудобные вопросы.

Пример. Как следует из материалов дела, 22 декабря 2008 г. главный редактор газеты «Голос Солидарности» ИП Садыков обратился с письмом N 110 в Управление социальной защиты населения по городу Рубцовску о предоставлении информации о предоставленных жителям города Рубцовска субсидиях за 2005 — 2008 гг.

Управление письмом от 25 декабря 2008 г. N 7371 сообщило предпринимателю, что в связи с большим объемом запрашиваемой информации и учитывая факт запроса информации за 2008 г., который еще не истек, ответ на обращение будет направлен до 1 февраля 2009 г.

Письмом от 28 января 2009 г. N 432 Управление сообщило, что имеет возможность подготовить и предоставить запрашиваемую информацию, однако в связи с невыходом газеты «Голос Солидарности» уже более года ИП Садыкову необходимо предоставить в Управление документы, подтверждающие полномочия на получение информации.

Арбитражные суды обоснованно пришли к выводу о незаконности оспариваемых действий Управления (см. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20 ноября 2009 г. по делу N А03-5191/2009).

Что же касается ответов на запросы информации, то в ст. 40 Закона закреплены достаточно четкие формальные и содержательные требования к такого рода документам, а в качестве законного основания для отказа в предоставлении такой информации предусмотрено лишь одно — если это связано с разглашением специально охраняемой законом тайны: налоговой (ст. ст. 102 и 313 НК РФ), банковской (ст. 857 ГК РФ), врачебной (ст. 15 Семейного кодекса РФ, ст. ст. 13, 92 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», ст. 9 Закона РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», ст. 14 Закона РФ от 22 декабря 1992 г. N 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека», ст. 13 Закона РФ от 20 июля 2012 г. N 125-ФЗ «О донорстве крови и ее компонентов), нотариальной (ст. ст. 16 и 28 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. N 4462-1), адвокатской (ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации») и др.

Решение об отказе в предоставлении информации принимается не позднее чем в трехдневный срок с момента поступления запроса.

3. Следует отметить, что исключения из правила обязательного предоставления информации не являются нарушением свободы массовой информации. Данные положения призваны найти компромисс между частными и публичными интересами. Многие иностранные нормативные акты также содержат исключения из принципа свободы информации. Так, Федеральный закон о свободе информации США содержит девять исключений:

— материалы, составляющие государственную тайну и относящиеся к национальной обороне и внешней политике;

— материалы, относящиеся исключительно к внутреннему режиму работы персонала и деятельности государственного органа;

— материалы, для которых установлены специальные исключения из правил об обнародовании информации в соответствии с другим федеральным законом;

— материалы, содержащие секреты производства, коммерческую или финансовую информацию и защищенные привилегией или имеющие конфиденциальный характер;

— межведомственные или внутриведомственные документы или служебные записки, которые по закону не подлежат передаче иной стороне, кроме государственного органа, ведущего судебный спор с ранее указанным государственным органом;

— личные дела, медицинские архивы и тому подобные материалы, разглашение которых рассматривается как факт незаконного вмешательства в личную жизнь;

— материалы, содержащие информацию, полученную с целью правового принуждения, но только при условии, что передача этих материалов или информации для целей правового принуждения обоснованно рассматривается в качестве вмешательства в процедуру правоприменения, или лишает определенное лицо права на справедливое судебное разбирательство или справедливое судебное решение, или обоснованно рассматривается в качестве незаконного вмешательства в частную жизнь, или обоснованно рассматривается как разглашение сведений о личности конфиденциального источника информации. В случае если информация была получена правоприменяющим органом в ходе уголовного расследования или разведывательной службой в ходе проведения расследования в интересах национальной безопасности, закон не допускает публичного разглашения информации, предоставленной конфиденциальным источником, которое привело бы к раскрытию техники и процедур правоприменительных расследований и действий или явилось бы руководством к раскрытию техники и процедур правоприменительных расследований и действий, если такое разглашение обоснованно рассматривается в качестве средства, позволяющего обойти закон, или обоснованно рассматривается как угроза жизни или здоровью любого лица;

— материалы, относящиеся к проверке и регулированию деятельности банков и финансовых учреждений;

— материалы, содержащие информацию и данные геологических или геофизических исследований, включая карты расположения скважин (колодцев).

Законодатель, закрепляя перечень оснований для отказа в предоставлении информации, упустил из виду еще одну простейшую ситуацию — запрос «не по адресу», то есть запрос редакции направлен вне компетенции указанного лица или органа, организации, предприятия, учреждения. В таком случае орган, который получил запрос редакции, просто физически, в связи с отсутствием у него данной информации, не сможет ее передать.

Отказ в предоставлении информации производится в письменной форме. Уведомление об отказе должно быть передано представителю редакции (лично, почтовым отправлением с уведомлением либо с нарочным) в трехдневный срок.

4. Комментируемая статья определяет требования к содержанию уведомления об отказе: мотивировочная часть уведомления определяет, к какому именно виду охраняемой законом тайны относятся запрашиваемые сведения, причины отнесения этих сведений к сведениям с ограниченным доступом. В уведомлении также указываются данные о должностном лице, отказывающем в предоставлении информации (фамилия и инициалы, должность, звание и т.д.). Завершает уведомление об отказе в предоставлении информации дата вынесения отказа.

Согласно п. 6 ст. 8 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» решения и действия (бездействие) государственных органов и органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, нарушающие право на доступ к информации, могут быть обжалованы в вышестоящий орган или вышестоящему должностному лицу либо в суд.

При этом правильно должна быть определена подведомственность споров. В соответствии с правовой позицией, изложенной в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. N 16, сроки рассмотрения и разрешения дел о признании незаконным отказа или отсрочки в предоставлении сведений, запрошенных средством массовой информации, определяются исходя из положений ст. 154 и ч. 1 ст. 257 ГПК РФ.

Принимая во внимание правовую позицию Верховного Суда РФ, изложенную в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2010 г. N 16, а также ч. 2 ст. 27, ч. ч. 1, 3 ст. 198 АПК РФ, суды пришли к выводу к о том, что, направляя редакционный запрос в Центральный округ, индивидуальный предприниматель, выступающий в качестве главного редактора еженедельника «Наш город», действовал в интересах граждан в целях реализации их прав на оперативное получение информации через средства массовой информации.

Законом о средствах массовой информации рассмотрение заявлений о признании незаконными отказа и отсрочки в предоставлении запрашиваемой редакцией информации отнесено к компетенции суда общей юрисдикции. Оспариваемый заявителем отказ в предоставлении информации не подлежит рассмотрению в арбитражном суде. В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ арбитражный суд прекратил производство по делу ввиду неподведомственности спора (см. Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 30 сентября 2011 г. N 06АП-3999/2011).

В случае если в результате неправомерного отказа в доступе к информации, несвоевременного ее предоставления, предоставления заведомо недостоверной или не соответствующей содержанию запроса информации были причинены убытки, такие убытки подлежат возмещению в соответствии с гражданским законодательством.

При невозможности предоставления запрашиваемой информации в течение 7 дней с момента поступления запроса должностное лицо, занимающееся запросом, должно направить в редакцию средства массовой информации уведомление об отсрочке в предоставлении информации. Срок отправки такого уведомления аналогичен сроку для вынесения отказа в предоставлении информации и составляет 3 дня. Уведомление также должно содержать мотивировку отсрочки, примерную дату предоставления информации, дату вынесения решения об отсрочке и сведения о должностном лице, принявшем это решение.

Определенный интерес представляет апелляционное Определение Московского городского суда от 12 сентября 2013 г. по делу N 11-29456, по которому в удовлетворении исковых требований о признании незаконным бездействия уполномоченного органа, выразившегося в непредоставлении ответа, отказано правомерно, поскольку ответ на обращение уже направлен заявителю. Ответ на указанное обращение истец получил уже после обращения редакции газеты «Общество и власть. Час пик» в суд с заявлением о признании бездействия незаконным в связи с тем, что запрос был поздно получен канцелярией государственного органа, а также в связи с длительным сроком рассмотрения обращений, установленным п. п. 13.1, 13.3 Регламента Федеральной антимонопольной службы, утвержденного Приказом ФАС РФ от 9 апреля 2007 г. N 105. Установлено, что обращения граждан и организаций рассматриваются в течение 30 дней с даты поступления, а при необходимости срок рассмотрения письменного обращения может быть продлен руководителем (заместителем руководителя) ФАС России, но не более чем на 30 дней, с одновременным информированием заявителя и указанием причин продления.

Как мы видим из представленного примера, средствам массовой информации приходится учитывать внутренние регламенты государственных органов власти и местного самоуправления. Однако нам представляется не совсем правильным «молчание» органа власти и ненаправление представителю редакции в трехдневный срок уведомления об отсрочке в случае, если регламентом предусмотрен более длительный срок предоставления информации. Комментируемый Закон имеет большую силу, нежели любой регламент, а значит, установление иного срока для ответа, нежели предусмотренного в комментируемой статье, должно разъясняться представителю редакции в письменном уведомлении со ссылкой на соответствующий регламент.

Непредоставление запрашиваемой информации в установленный законом срок не может быть обосновано необходимостью подтверждения соответствующих полномочий лица, подписавшего запрос, а также неуполномоченностью известных должностных лиц давать ответы на такие запросы.

Как верно указано судом первой инстанции, М., будучи заместителем директора ООО «ТВ-Контакт» (правопреемник ЗАО «ТВ-Контакт»), имеет право получать и запрашивать соответствующую информацию в силу своего должностного положения, действующее же законодательство о СМИ не содержит полномочий органа местного самоуправления на проверку правомочности действий редакции СМИ, как и не предусматривает возможности проверки правомочности лица, подписавшего запрос, в целях обоснования отказа в предоставлении испрашиваемой информации (см. Апелляционное определение Верховного Суда Республики Карелия от 23 марта 2012 г. по делу N 33а-323/2012).

www.zakonrf.info

Какие законы нужно знать, если вы работаете в СМИ

В последнее время в юридической практике возникает всё больше прецедентов, когда на редакцию подают в суд. Поводы, при этом, могут быть самыми разнообразными — от нарушения закона о защите авторских прав при использовании чужой фотографии из интернета до нанесения ущерба деловой репутации. Причем, очень часто нарушения эти происходят из-за банального незнания журналистами законов, регламентирующих работу редакций. Pressfeed попросил профессиональных юристов рассказать об основных законах, которые стоит знать тем, кто работает в СМИ. И даже поставили на них ссылки, чтобы у вас точно не было оправдания их не читать.

Алена Абрамович, руководитель практики «Коммерческое право» юридической компании «Rights»:

— Деятельность редакторов или журналистов достаточно плотно покрыта «юридической вуалью». Самым модным, если даже не сказать «мэйнстримным» нормативным актом в данной сфере остается Федеральный Закон «О средствах массовой информации» («Закон о СМИ»), который должен быть хорошо известен каждому журналисту, редактору и пиарщику.

Закон о СМИ представляет собой небольшой свод основных правил, на которых и базируется деятельность «акул пера». Однако он носит довольно общий характер — конкретики в нем немного, поэтому чтобы сотруднику редакции найти ответы на все возникающие правовые вопросы, необходимо «перелопатить» множество нормативных актов.

Со времен принятия Закона о СМИ (27 декабря 1991 года), в процессе становления законодательства в области массовой информации, был принят целый ряд других законов, регламентирующих деятельность СМИ. К таким законам на сегодняшний день относятся:

  • Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее – Закон об информации),
  • и Федеральный закон «О порядке освещения деятельности органов государственной власти в государственных средствах массовой информации». Именно он определяет критерий «государственности» средства массовой информации (ст. 3) и устанавливает порядок регулярного освещения в прессе деятельности органов государственной власти.

Кроме названных специальных законов, определенные аспекты деятельности СМИ регулируют:

Особое внимание необходимо обратить на локальные нормативно-правовые акты о СМИ – внутренние документы в организации. К таким актам относятся, в первую очередь, трудовой договор сотрудника (редактора, журналиста) с организацией, правила внутреннего трудового распорядка в редакции, распоряжения редактора-работодателя, договор между редакцией и журналистом, работающим на аутсорсинге (например, об оказании услуг по написанию статей на определенную тематику).

Чаще всего внутренние документы дублируют положения федерального законодательства. Однако, встречаются и уникальные случаи. Известным примером этого выступают локальные акты радиостанции «Эхо Москвы», которые дают право руководителю СМИ контролировать не только профессиональную деятельность журналистов и редакторов, но и политическую. По правилам, принятым в редакции «Эхо Москвы», журналист может участвовать в массовых политических мероприятиях не иначе как с разрешения главного редактора (исключением выступает проведение мероприятий в защиту свободы слова, либо в память о погибших журналистах).

Помимо этого, журналисты «Эха Москвы» обязаны информировать главного редактора о том, что они в свободное от работы время собираются принять участие в определенном политическом мероприятии. Самое интересное, что редактор вправе запретить им это делать. Также сотрудники «Эха Москвы» не имеют права быть членами политических партий. Вышеизложенные ограничения для сотрудников юридически закреплены в контракте с каждым из них.

Михаил Хохолков, практикующий медиаюрист, основатель проекта Медиа Право.ком, член Экспертного совета по рекламе УФАС по Свердловской области:

Действующее законодательство в медиасфере можно назвать одним из самых неоднозначных и сложных в применении. Все потому, что многие правовые нормы носят оценочный характер, в них содержится очень много условностей, а законодательные понятия могу трактоваться расширительно или точечно. Усложняется правоприменительная практика и активным законотворчеством, регулирующим интернет.

Тем не менее, можно определить минимальный набор юридических знаний, которые журналист и главный редактор найдут в следующих нормативных актах:

1. Закон РФ от 27.12.1991 № 2124-1 «О средствах массовой информации» — основной закон для корреспондента. Права и обязанности, регулируемые данным законом, необходимо знать наизусть.

Для главных редакторов обязательно знать требования, предъявляемые законом к выходным данным. Казалось бы, эти нормы не сложные и не новые, но большинство претензий к печатным СМИ со стороны Роскомнадзора основаны именно на неполном или неверном указании выходных данных.

2. Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» № 114-ФЗ от 25 июля 2002 года — один из самых неоднозначных и опасных для журналистов законов. Неосторожность в распространении материалов, необязательно даже связанных с экстремизмом, может послужить основанием для привлечения к уголовной ответственности.

В соответствии с данным законом сформированы и ведутся Министерством юстиции РФ Федеральный список экстремистских организаций, а также Федеральный список экстремистских материалов. Данные реестры постоянно обновляются, поэтому следует регулярно знакомиться с их содержанием.

3. Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» № 149-ФЗ от 27 июля 2006 года – регулирует основные принципы права на поиск, получение и распространение информации.

Кстати, статья 10.2 этого закона, принятая 05.05.2014 года и именуемая «Законом о блогерах», до сих пор активно обсуждается в свете возложения на блогеров некоторых обязанностей и прав традиционных СМИ. Видимо, сказывается принятие этого закона в мае — будем всю жизнь маяться.

4. Федеральный закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» от 29.12.2010 № 436-ФЗ — определен порядок применения знака информационной продукции (те самые 16+,18+), а также требования к обороту информационной продукции, запрещенной для детей.

5. Федеральный закон «О персональных данных» № 152-ФЗ от 27 июля 2006 года — журналисту необходимо знать, в каких случаях он обязан получать согласие на распространение персональных данных гражданина, а в каких может использовать их по своему усмотрению.

6. Федеральный закон от 13.03.2006 № 38-ФЗ «О рекламе» — райтеры, пишущие рекламные тексты, создающие нативную рекламу, обязаны знать об ограничениях рекламирования отдельных видов товаров или услуг. Например, о том, как правильно рекламировать медицинские или финансовые услуги. Не зная таких особенностей, можно привести к рекламодателю не покупателя его товаров, а Федеральную антимонопольную службу с большим штрафом.

7. Отраслевым журналистам необходимо изучить законодательство той сферы, о которой они пишут:

8. Законодательные нормы, охраняющие права граждан на частную жизнь, изображение, защиту чести и достоинства.

По некоторым данным, иски к редакциям по делам о диффамации (защите чести, достоинства и деловой репутации) составляют подавляющее большинство среди других дел. В связи с этим необходимо знать общие принципы защиты нематериальных благ — глава 8 Гражданского кодекса РФ «Нематериальные блага и их защита», а также параграф 4 главы 59 Гражданского кодекса РФ «Компенсация морального вреда», который регулирует общие положения, основания, способы и размеры компенсации морального вреда.

В судебной практике категория таких дел является особенно сложной, поэтому знаний общих принципов и норм будет недостаточно. Поэтому я рекомендую читать на ночь глядя, особенно перед выпуском свежего номера своего издания:

Наверняка многие слышали об исках блогера Варламова к региональным СМИ о взыскании компенсации за незаконное, по его мнению, использование фотографий. Между прочим, не все дела Варламов выигрывает, а некоторые еще рассматриваются. И вскоре будут вынесены судебные решения, которые, вероятно, изменят привычное поведение журналистов при иллюстрировании чужими фотографиями своих публикациях.

Поэтому нужно следить и за судебной практикой, анализ которой позволяет понять, как суды применяют ту или иную норму в конкретной ситуации.

Многие почему-то забывают, что объектом авторского права, наряду с фотографией, является практически любой текст журналиста.

Так, еще в 2012 г. от имени редакции сайта Gorodskievesti.ru (члена Альянса Независимых Региональных Издателей) нами был подан иск о взыскании компенсации за скопированные другим сайтом тексты. Арбитражный суд Свердловской области постановил взыскать с ответчика 50 000 руб., по 10 000 руб. за каждую из пяти скопированных статей (дело А60-9509/2012).

Кстати говоря, в этом же деле была доказана применимость в российском праве лицензии Creative Commons. В Гражданский кодекс РФ новеллы о «свободных» лицензиях были включены лишь в 2015 году. А в ходе исполнения решения был создан интересный прецедент, связанный с арестом доменного имени в ходе исполнительного производства: судебным приставом был арестован домен должника как нематериальный актив.

Дмитрий Ястребов, к.ю.н. , главный научный консультант компании «Юридическая служба столицы»:

​Помимо российских законов, важное значение имеют и нормы международного права, в связи с этим, интерес также представляют и отдельные обзоры судебной практики Верховного Суда Российской Федерации, посвященные практике соответствующих международных договорных органов.

Так, в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 1 (2015), утв. Президиумом ВС РФ 04.03.2015 г., отражена и ​​практика международных договорных органов ООН​, а именно,​ разъясняется правовая позиция Комитета ​​по правам человека ​о свобод​е выражения мнений​​ и возможных ограничениях. ​​Отмечается, что ​п. 2 ст. 19 ​Международного пакт​а​ о гражданских и политических правах​ предусматривает право ​СМИ на доступ к информации о государственных делах.

Таким образом,​ ​​свободная пресса и другие средства массовой информации могут иметь доступ к информации о деятельности выборных органов и их членов и имеют возможность высказывать свои мнения по общественно значимым вопросам без цензуры или ограничений и информировать общественность.

Любые ограничения, вводимые государством-участником на осуществление прав, защищаемых п. 2 ст. 19 Пакта, должны быть предусмотрены законом; они могут устанавливаться лишь на основаниях, предусмотренных в подп. a) и b) п. 3 ст. 19 Пакта, и должны строго отвечать требованию необходимости и соразмерности. ​

Согласно ст. 10 Конвенция о защите прав человека и основных свобод, заключенной в г. Риме 04 ноября 1950 г., каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.​​

​Особое внимание стоит уделять и отечественной судебной практике.

Кроме разъяснений ВС РФ, не стоит забывать и об отдельных судебных решениях по конкретным проблемным ситуациям.

Так, например, важным является Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 30.07.2015 г. № Ф08-4845/2015, в котором, суд частично удовлетворил требования общества к редакции СМИ и главреду о признании недействительными, порочащими деловую репутацию данного общества сведений, распространенных в общественно-политическом и познавательном СМИ, и обязал опубликовать опровержение указанных сведений, а также о взыскал возмещения стоимости лингвистических исследований. Однако при этом суд отметил, что установленный Законом о СМИ порядок опровержения к досудебному (претензионному) порядку урегулирования спора не относится и является альтернативным порядком защиты нарушенных прав. Поэтому, данное общество в праве самостоятельно решить вопрос о том, обращаться ли ему за защитой нарушенных прав в арбитражный суд или потребовать опровержения непосредственно от газеты (организации) и главного редактора газеты.

Другой пример из судебной практике касается вопроса о так называемом «праве на ответ» в СМИ. В своём апелляционном определении Верховный суд Республики Бурятия от 22.07.2015 г. по делу № 33-2468/2015 отказался удовлетворить требования физического лица к другим физическим лицам и к нескольким ООО о признании порочащими и не соответствующими действительности утверждений. И при этом разъяснил, что спорные сведения в настоящем деле отражали комментарии по вопросам, представляющим определенный интерес в обществе, и, следовательно, должны были рассматриваться как оценочные суждения, а не как утверждения о факте. Поэтому даже негативная оценка деятельности истца и ее деловых качеств со стороны ответчика в совокупности с другими доказательствами по делу не является достаточным основанием для признания обоснованности исковых требований.

Несогласие гражданина, в том числе имеющего статус должностного лица, представителя власти или политического деятеля с публикацией каких-либо сведений в средствах массовой информации, носящих оценочный характер и даже в целом соответствующих каким-либо фактам, дает право на опубликование ответа в тех же средствах массовой информации.

В практике об освобождении от ответственности редакции, главреда или журналиста СМИ за действия/бездействие, представляющие собой злоупотребление свободой массовой информации и (или) правами журналиста, стоит отметить практику московских судов. ​Так, Мосгорсуд, в своём апелляционном определении от 28.04.2015 г. по делу № 33-15778/2015, отказывая в удовлетворении требования главного редактора радиоканала «Эхо Москвы» А.А. Венедиктова к Роскомнадзору об оспаривании решения уполномоченного органа, указал, что положения п. 5 ст. 57 Закона от 27.12.1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» не предоставляют права редакции СМИ нарушать требования ст. 4 этого же Закона, предусматривающей недопустимость злоупотребления свободой массовой информации, поэтому основания освобождения от ответственности редакции отсутствуют.

news.pressfeed.ru