Проект закона о трансплантации органов

Подготовлен проект закона о донорстве органов человека и их трансплантации

Проект закона о донорстве органов человека и их трансплантации, подготовленный Минздравом России, будет внесен в Госдуму в ходе осенней сессии. Об этом порталу Medvestnik.ru сообщил директор Национального медицинского исследовательского центра трансплантологии и искусственных органов им. акад. В.И. Шумакова, главный внештатный специалист по трансплантологии Минздрава России Сергей Готье.

«Сейчас действует закон №4180-I «О трансплантации органов и (или) тканей человека», принятый в 1992 году, – пояснил Сергей Готье. – Это рамочный закон, он в принципе вполне рабочий, но в нем отсутствует ряд вещей, которые характеризуют современную трансплантологию в мире. Во-первых, это создание и ведение регистра доноров – потенциальных, актуальных и эффективных (от которых пересажен хотя бы один орган). Это целый комплекс понятий. Данные регистра позволяют отслеживать путь изъятого органа от донора к реципиенту и осуществлять жесткий контроль за тем, кому и, главное, почему пересажен орган».

Главный трансплантолог страны рассчитывает, что новый закон позволит развивать донорство, создать службу «единый лист ожидания», эффективно и полно использовать донорский ресурс. «Если у умершего человека имеется две почки, то обе, если пригодны, должны быть использованы. А для этого существует лист ожидания – это список людей, которые в конкретных обстоятельствах могут соответствовать изъятому органу. Чтобы был наполнен лист ожидания, нужно, чтобы нефрологи, применяющие диализ, направляли этих пациентов в трансплантационный центр, где те будут поставлены на учет. Должна быть создана целая инфраструктура, которая позволит ликвидировать разрыв между трансплантационным центром и всей системой лечения нефрологических больных. В некоторых регионах такая практика уже наработана, мы должны ее двигать дальше. Тем более что нефрологи люди – прогрессивные и адекватные, нашу позицию разделяют».

Сергей Готье отметил, что российская трансплантология полностью соответствует международным принципам борьбы с трафиком органов. Принятие нового закона будет способствовать дальнейшему развитию трансплантологической помощи населению РФ.

diamedika.ru

Проект Федерального закона «О донорстве органов, частей органов человека и их трансплантации»

Проект Федерального закона «О донорстве органов, частей органов человека и их трансплантации»

Минздрав России представил на общественное обсуждение законопроект «О донорстве органов, частей органов человека и их трансплантации (пересадке)»

В новом документе впервые дано понятие и отрегулированы вопросы донорства органов человека. Кроме того, новым проектом закона определяются процедуры донорства и трансплантации органов у детей. Ныне действующий Федеральный закон, принятый в 1992 году, регулирует в основном вопросы трансплантации органов и тканей.

Новый закон вводит понятие регистра доноров, реципиентов и прижизненных волеизъявлений совершеннолетних, дееспособных граждан, то есть последующих потенциальных доноров; волеизъявление может быть как положительным, так и отрицательным.

В соответствии с новым документом, при отсутствии прижизненного волеизъявления не спрашивается мнение родственников и решение принимается с позиции презумпции согласия. В отношении детей необходимо волеизъявление родителей. В отношении недееспособных также учитывается волеизъявление родителей или родственников. У детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, изъятие органов запрещено.

Закон предусматривает распределение полномочий по ведению регистра. Ответственный за это орган исполнительной власти должен быть определен Президентом РФ.

Будут определены 2 перечня медицинских организаций. В один перечень войдут медицинские организации, которые занимаются изъятием органов, в другой — те, кто занимается трансплантацией органов. Кроме того, закон предусматривает создание инфраструктуры по мониторингу и координации деятельности всей системы на федеральном уровне.

На брифинге, который прошел в Минздраве России, законопроект законопроект представляли разработчики, в числе которых главный специалист трансплантолог Минздрава России, академик РАМН Сергей Готье, главный специалист по анестезиологии и реаниматологии Минздрава России, д.м.н. Игорь Молчанов, заместитель директора Департамента международного сотрудничества и связей с общественностью, к.м.н. Олег Салагай, помощник Министра Людмила Лоцман, помощник Министра, проф. Ляля Габбасова.

www.minzdravkk.ru

Новый закон о трансплантации органов поможет продолжить развитие донорства органов в России

История развития системы правового регулирования трансплантации органов и тканей начала свой отсчет с 1992 года, когда был принят первый закон на эту тему

08.12.2017 в 00:00, просмотров: 11392

Сегодня нашу нормативную базу в этой области, увы, нельзя назвать совершенной. Поэтому медицинское сообщество ожидает принятие нового законопроекта, разработанного Минздравом России.

Первый российский закон «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22 декабря 1992 года № 4180-1 является рамочным документом (действующий в настоящее время), но он позволил развить трансплантацию как вид высокотехнологичной медицинской помощи. Вопросы донорства органов регулируются и другим законом — 323 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан», статья 47, в соответствии с положениями которой и осуществляется донорство органов. Трансплантация органов и тканей в России включена в Программу государственных гарантий оказания медицинской помощи и оплачивается за счет бюджетных средств.

Изъятие органов и тканей возможно, если нет оснований полагать, что умерший человек возражал против этого — принцип так называемой презумпции согласия, действующий в нашей стране. Однако до настоящего момента не было регламентированного законом института прижизненного документального волеизъявления.

Очевидно, что законодательство постоянно требует совершенства. Меняются подходы к технологиям, вырабатываются профессиональные рекомендации, принимаются новые международные акты, которые и стали основанием для разработки нового законопроекта «О донорстве органов человека и их трансплантации». «В документе разделены понятия «донорство» и «трансплантация», рекомендуется создание системы донорства и трансплантации органов, прослеживаемость передвижения донорских органов через регистр, наблюдение прижизненных доноров и реципиентов, используется понятие «потенциальный донор», и многое другое», — рассказывает помощник министра здравоохранения РФ, доктор медицинских наук Ляля Габбасова. Одна из важнейших задач, стоящая перед разработчиками законопроекта, — сделать его максимально прогрессивным и в то же время корректным с точки зрения соблюдения прав человека. «Цель документа не только развитие органного донорства в стране, но и достижение баланса прав и интересов доноров и реципиентов, а также информирование населения о важности этого направления медицины. Мы хотим сделать развитие донорства органов, особенно почек (в них — самая высокая потребность), одним из приоритетных областей медицины. Экономически целесообразнее проводить пациентам пересадку почки в сравнении с диализом. У нас в стране есть опыт наблюдения за такими пациентами, которые после трансплантации донорского органа создают семьи и рожают детей», — продолжает Ляля Габбасова.

Эксперты называют новый законопроект самым прогрессивным, способным вывести нашу трансплантологию на принципиально новый виток. Пока, увы, несмотря на высокий уровень развития медицины и наличие специалистов мирового уровня, мы не можем похвастаться количественными показателями в этой области. В России сегодня делают лишь 10% трансплантаций донорских органов от необходимого количества этих операций. Одна из причин — в настороженном отношении общества к этой теме.

К сожалению, и по сей день многие верят в существование «черных трансплантологов», хотя врачи уже столько раз развенчивали этот нелепый миф. В результате общество настороженно относится к самому понятию «донорство органов», а десятки тысяч пациентов ожидают почки или печени годами, а многие из них так и не дожидаются.

Для большей прозрачности процесса донорства органов в новом законопроекте предусмотрена организация Центра координации деятельности, связанной с донорством органов человека и их трансплантации, и введение в медицинском учреждении должности врача по координации донорства (либо такие обязанности будут возлагаться на одного из специалистов учреждения, прошедшего специальное обучение).

Одним из самых значимых нововведений эксперты называют утверждение порядка выражения волеизъявления совершеннолетнего гражданина о несогласии на изъятие его органов после смерти в целях трансплантации и ведение Федерального регистра доноров органов, реципиентов и донорских органов, с использованием единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения. Новым проектом закона также определяются процедуры посмертного донорства и трансплантации органов у детей, в отношении которых необходимо испрошенное информированное согласие родителей с последующим оформлением в письменном виде. Важно отметить, что у детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, изъятие органов запрещено.

Прижизненное донорство закон допускает лишь у биологически связанных родственников, и лишь у тех, кто достиг 18-летнего возраста. Прижизненный донор при этом может отказаться от акта своей доброй воли в любой момент, а если все же совершит этот благородный поступок — потом будет иметь преимущественное право на получение донорских органов, если они ему потребуются, а также на медицинское наблюдение и реабилитацию. А вот к так называемому эмоциональному донорству (когда не кровный родственник готов пожертвовать свой орган), считает Ляля Габбасова, россияне пока еще готовы: «На этой почве возможны злоупотребления и принуждения, это следующий шаг в развитии прижизненного донорства. Для начала мы должны урегулировать все вопросы, связанные с посмертным донорством».

Важно отметить — донорство органов в нашей стране осуществлялось и будет осуществляться исключительно на безвозмездной основе.

www.mk.ru

«Подводные камни» закона о трансплантации органов

В рамках традиционной авторской передачи Олеси Лосевой «Хроники Царьграда» эксперты обсудили новый законопроект о донорстве и трансплантации органов человека

В рамках традиционной авторской передачи Олеси Лосевой «Хроники Царьграда» эксперты обсудили новый законопроект о донорстве и трансплантации органов человека

Алексей Пинчук, руководитель отделения трансплантации почки НИИ скорой помощи им. Склифосовского: «Черной трансплантологии в России не может быть по определению».

Если новый законопроект о донорстве органов человека и их трансплантации примут, то у любого живущего взрослого и дееспособного гражданина России появится возможность выразить свое отношение к посмертному использованию его органов. Он сможет сказать либо четкое «да», либо четкое «нет», и именно оно будет определяющим, а не мнение врачей-трансплантологов или мнение его родственников. В нынешней ситуации высказаться на этот счет пациенту не всегда удобно, нередко он поступает в больницу в таком состоянии, когда это просто невозможно. Согласно существующему законодательству, врачи не должны спрашивать, родственники могут самостоятельно озвучить волеизъявление своего родственника. Либо пациент, находясь в состоянии ясной памяти, может это сделать, но сами врачи не имеют права спрашивать об этом. Если родственники пациента или сам пациент высказали несогласие в случае летального исхода на использование его органов после операции, то он прекращает рассматриваться как потенциальный донор.

Я считаю, нам нужна какая-то серьезная национальная программа как, например, в Испании, которая в свое время стала лидером в области донорства и трансплантации. То же самое сейчас, кстати, происходит и в соседней Белоруссии, там существует большая национальная программа, которой оказывается господдержка, создается масса разъясняющих научно-популярных передач, которые позволят людям понять, что черная трансплантология — это миф. На самом деле, это понятие зародилось от возможности прижизненного изъятия органов от доноров за деньги. Подобное явление существует в ряде стран, законодательство которых относится к нему более-менее либерально, равно как и общественное мнение. К ним относятся Пакистан, Колумбия…

В нашей стране такое невозможно по определению. Даже существующих сейчас законодательных актов, ограничивающих возможность совершения подобного преступления, вполне достаточно.

Даже с принятием закона в этом процессе будут участвовать не более 3-5% населения. Основная масса — 90% граждан не против зафиксировать собственное мнение по этому поводу, но им либо в силу различных суеверий боязно это сделать, либо не хочется делать. Кто считает, что ни мама, ни папа, ни жена, ни дети не могут в этом вопросе выбирать за них, оформят согласие на посмертное изъятие органов. Остальные, я думаю, отдадут себя на волю случая, на волю Всевышнего и ввергнут себя в существующие правовые рамки – то что происходит сейчас с презумпцией согласия.

Сегодня мы говорим о громадных листах ожидания, о большом количестве пациентов, которые ждут доноров и многие из них, к сожалению, не доживают до трансплантации. Реальная потребность, разумеется, больше и выше нежели, то, что мы имеем даже с учётом некоторых успехов в этом направлении. Самое главное, что у нас присутствует неучастие в трансплантационном процессе, в координации органодонорства. Осознанное неучастие врачей, реаниматологов, администрации больницы не приравнено к неоказанию медпомощи. Подобную практику ввели в повседневный оборот наши соседи – белорусы, и у них фактически исчезли очереди на трансплантацию. Мы должны понимать, что если нет принципиального несогласия на использование органов от самого умершего, либо же от его ближайших родственников и его органы могут после смерти быть изъяты и использованы для спасения других пациентов, то так и должно быть.

Александр Эдигер, врач, патологоанатом: «Новый законопроект может стать пагубным для врачей»

Трансплантология в России находится в катастрофическом состоянии. Представьте себе ситуацию: реанимация, твой близкий человек находится между жизнью и смертью, к вам подходят и говорят: «Да, ситуация фифти-фифти, мы вынуждены сообщить, что рассматриваем его как потенциальный источник — донора для трансплантации». В этой ситуации родственники уже не адекватны, они очень сильно не адекватны, и готовы обвинить кого угодно, в первую очередь врачей-реаниматоров. Какой реакции мы ждем в этой ситуации? Отказ бесспорный! А далее жалобы куда попало, в том числе и в прокуратуру, с определенным шансом возникновения уголовного дела – таких случаев более чем достаточно.

Я мог бы не задавать аналогичного вопроса испанцам. Я много раз был в Испании и ни один испанец никогда в жизни не скажет «оставьте моего человека, моего родного нетронутым», потому что там понимают очень простую вещь, — несмотря на то, что это страна католическая, — «не нужно пытаться утащить в царствие небесное свой труп».

У нас ситуация пострашнее с точки зрения этической, сейчас поясню в чем дело. Будучи патологоанатомом, я вынужден во время вскрытия извлекать органы полностью. Часть органов, большие фрагменты органов или небольшие, я использую для исследования. Вы знаете, с чем приходится сталкиваться? Когда высоко подготовленные приходом юристов родственники говорят «моего близкого разобрали для исследовательских или учебных материалов»? Эти дела есть, они были, они длятся годами. Не просто пещера или невежество, хуже — это подготовка к созданию юридической ситуации страшно пагубной для врачей!

Простите, я вскрываю труп, мне никакого специального разрешения не нужно, никакого согласия мне не надо, у меня есть приказ моего главного врача. Я буду это делать в любом случае! Потому что я это обязан делать, мне не нужно ничьего согласия.

В прошлом году был громкий скандал: оказалось, что вскрытие трупов делать не надо! Достаточно провести компьютерную томограмму трупа, а потом эндоскопами влезть, если где-то что-то не нравится. Коллеги, знаете, есть бред, а есть бред с большой буквы! Мы вдруг начинаем заниматься проблемами достоинства чести уже неодушевленного биологического объекта и делаем из этого разветвленную тему для дискуссий.

Ситуация с детским донорством ложна особенно. Несовершеннолетние реципиенты — это реципиенты номер один, которые иногда в «простых» типа трансплантации почки, операциях, а иногда в трансплантации целых комплексов органов. Следовательно, мы говорим об их интересах. Самая главная юридическая проблема – чрезвычайно деликатная проблема, это выражение интересов ребенка, волеизъявление от его имени – мы опять должны говорить о посмертном донорстве, а оно очень серьёзно упрощает всю эту ситуацию. Мы непременно к этому придем, потому треть всех жертв, не доживших до трансплантации, а может быть и половина – это детки до 7-9 лет.

У нас врачей часто обвиняют в отсутствии этического поведения или в неумении разговаривать. Это одно из колоссальных обвинений, либо они что-то сказали не так, либо не сказали. Но врач — не мастер разговорного жанра! Во всех странах, где трансплантология находится на серьезном уровне, есть понятие координаторов. В лечебно-профилактическом учреждении есть координатор этого процесса, у которого кроме всего прочего имеется еще и серьёзная психологическая подготовка. Он умеет разговаривать. Он умеет достаточно быстро в течение нескольких минут описать этим во всех смыслах несчастным родственникам сложившуюся ситуацию.

Не следует везти из Магадана в Москву почку или печень. Количество часов, которое она проведет в контейнере сделает ее нежизнеспособной: почка, пересаженная спустя 20 часов после изъятия – имеет шансов на ее восстановление меньше, то есть в данном случае идет обратный отсчет. Страшная вещь, которую наши законодатели знают. Совершенно согласен, что надо вводить в закон информационную составляющую. Мы тут не так давно попытались на региональном уровне, на уровне федерального округа сделать центральную базу по ряду патологий. И это колоссальная проблема, потому что такой реестр должен захватывать может быть 100% населения. А может быть 70%, тех, кто более-менее внятно является потенциальным донором. Представляете себе его обслуживание, его менеджмент? И, конечно, реестр должен идеально дробиться на региональные уровни с тем, чтобы человек в Йошкар-Оле, допустим, получил донорство в радиусе 50-и км. Это вопросы не технические, это вопросы принципиальные – только тогда у нас изменится ситуация, лист ожидания станет чем-то более-менее внятным, а не тем, что сейчас.

Лев Ляуш, старший преподаватель кафедры биоэтики РНИМУ им. Пирогова: «Донорство — это дар, а не обязанность, но в новом законе мнением пациентов по-прежнему не будут интересоваться».

Модель, предлагаемая сегодня в новом законе, не защищает неосведомлённую часть населения. Те, кто не хотят быть донорами, могут пострадать, если ничего не будут знать о принятом законе. А наше общество отличается плохим знанием законов. Новый законопроект не отказывается от принципа предполагаемого согласия, механизмы фиксации прижизненного отказа, которые добавляются к тем, что уже действуют на сегодня — письменное, устное, нотариальное, не дают гарантии, что желание каждого гражданина будет учтено. Человек думает, что его спросят о том, хочет ли он, чтобы его органы были трансплантированы. Но его не спросят, по действующему закону, воля его будет не соблюдена, и даже ряд этических авторов высказывается даже не у нас, а за рубежом, что данная модель может быть обусловлена нежеланием спрашивать.

Я все же хотел разделить: есть аутопсия – вскрытие. Во многих случаях ситуация отдается на откуп медицине, необходимость вскрытия никто не оспаривает. Но вот все-таки донорство не является обязанностью с точки зрения этики. Это свободное волеизъявление, дар человека и он не может быть обязанностью. Мы можем поощрять это, пропагандировать общественными, нематериальными способами, показывать спасенных людей. Надо подчеркнуть, что донорство по существу есть дело любви, акт самопожертвования, само слово donor переводится как дар, это всегда свободное желание помочь во имя спасения другого.

Но пока по действующему закону выходит, что это наша обязанность, опять-таки при незнании законов. Мы же не говорим, что помогать онкологическим больным плохо, совсем нет. Но давайте в таком декларативном порядке постановим, что годовая зарплата каждого ушла в фонд помощи онкологическим больным. И если кто-то начнет возмущаться, скажем «оп, вы не любите больных!» В этом будет какая-то подмена, нужно поощрять именно добровольное донорство, во всем мире основой донорства является альтруизм — добровольное стремление помочь.

Сейчас, насколько я знаю, добиваются, чтобы выделялись средства в качестве трансплантологического пособия. Если человек умирает, у него констатируется смерть мозга, и чтобы какое-то время организм поддерживался для трансплантации, потому что иначе до этого приходилось врачам или урезать, или как-то забирать часть средств от живых людей в пользу тех, кого надо было поддерживать на аппаратах после смерти. То есть такое недофинансирование отрасли требует отдельной финансовой координации.

Понятие детского донорства у нас фактически формируется законом 2011-го года, «Об основах здравоохранения граждан», и там говорится именно о донорстве посмертном – то есть у нас донорство от живых детей запрещено, за исключением изъятия костного мозга, и ребенок у нас считается до 18 лет еще ребенком. В проекте нового закона, если мы его обсуждаем, предполагается спрашивать согласие. Единственное что можно выделить как проблему – предусмотрено согласие лишь одного родителя, это считается достаточным, но может стать критичным, если мать против, а отец — за. Есть вопросы, которые, в общем, не так просты. В отношении детей предполагается получать согласие принципиально. То есть для ребенка выбирают лучшую форму, но почему бы ее не сделать и для взрослого?

Антон Бурков, завкафедрой европейского права и сравнительного правоведения гуманитарного университета:»Людей не спрашивают и обманывают, начиная с 1992-го года»

Понятие черная трансплантология в принципе объективно, потому что оно появилось благодаря тому, что у нас абсолютно законодательство непрозрачно. Оно пустое! Есть у нас сегодня закон о трансплантации органов и тканей – он составляет всего три странички, регулирует отношение к пациенту-донору всех родственников, врачей, трансплантологов, прокуратуры. Там можно еще много пальцев загнуть, но на все про все, повторюсь, три страницы. И даже взять вот эту статью восьмую так называемой презумпции о согласии – на самом деле это вмененное согласие, нас никто не спрашивает и не собирается спрашивать, хотим мы или нет.

Сейчас задумали создать регистр. С 1992 года этого регистра нет, это значит, что у нас никто с 1992 года не спрашивает согласия. Врачи, как сказал другой эксперт, не обязаны подходить и спрашивать согласие у пациента. Ведь в этой статье закреплена ловушка для таких людей и их родственников, потому что закон говорит о том, что изъятие органов запрещено, если родственники подошли к врачам и выразили несогласие на изъятие. Теперь представьте себе ситуацию, как это будет выглядеть на практике? Какой человек в здравом уме подойдет к врачам и скажет «я не хочу, чтобы у моего родственника изымали органы»? Да, никто даже не догадывается, что кто-то планирует изъять органы!

И хоронят тела родственников без органов, даже не зная об этом. Есть исключения, когда возбуждается уголовное дело в отношении причинившего смерть, есть материалы, есть заключения эксперта, где написано что изъяты органы, и тогда родственники понимают, что без их ведома, без их согласия изъяты органы.

Сегодня у нас самое либеральное законодательство по изъятию органов, изымая органы не нужно никого спрашивать ни при жизни, ни после смерти. Тогда почему у нас дефицит органов? Ответа на это дали сами реаниматологи и трансплантологи в социологическом опросе, который провел Левада-центр в 2013 году. Дело в обеспеченности трансплантологов и реаниматологов. Реаниматологам платят деньги не за то, чтобы они сохраняли трупы для трансплантологов, их обеспечивают оборудованием, чтобы они сохраняли жизнь – поэтому трупы просто не доходят до трансплантологов. Проблема не в том, что у нас люди жадные – у людей не спрашивают сегодня ничего, вот в чем проблема!

То, что написано в законе — это не презумпция согласия, это вмененное согласие. Ловушка для и пациентов, потенциальных доноров и для их родственников, потому что их действительно ставят в ситуацию, когда их обманывают, не говорят и не сообщают важную информацию, которая помогает принять решение: давать согласие или не давать. Эта презумпция просто исключается, превращаясь во вмененное согласие.

С 1992 года, то есть на протяжении четверти века у нас изымали органы без согласия. И это сформировало отношение к врачам. Потребуется еще 10-15 лет, чтобы это отношение изменить.

m.tsargrad.tv

Новый закон о трансплантации: спасти жизни людей и защитить права доноров

ОТ ОБЩИХ ОРИЕНТИРОВ К ТОЧНЫМ ПРАВИЛАМ

Уточним: сегодня в нашей стране действует закон, принятый еще в 1992 году — ФЗ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22.12.1992 № 4180-1.

— Это рамочный документ, дающий общие представления о трансплантации органов и тканей как о виде высокотехнологичной медицинской помощи по профилю «хирургия», — поясняет помощник министра здравоохранения РФ Ляля Габбасова . — За прошедшее время понимание и подходы к этой технологии изменились. Были приняты новые международные акты и профессиональные рекомендации, где много внимания уделяется вопросам донорства органов человека, что и послужило основанием для разработки нового законопроекта «О донорстве органов человека и их трансплантации» .

Эксперты отмечают, что в этом документе отражены лучшая международная практика, а также самые современные и передовые подходы, предусмотренные недавней сентябрьской резолюцией ООН (A/RES/1/322).

СПАСИТЕЛЬ ПРИ ЖИЗНИ

По сути, при развитии трансплантации органов перед врачами, государством и обществом стоят две главные, глобальные задачи: спасти жизни пациентов, нуждающихся в донорских органах и тканях, и, конечно же, обеспечить безопасность и здоровье прижизненных доноров и достойное отношение к телу посмертных доноров. Поэтому закон уделяет большое внимание правам доноров органов и реципиентов и гарантиям для них.

Сразу же подчеркивается важнейший принцип: информированное добровольное согласие на прижизненное изъятие донорского органа в целях трансплантации (речь идёт исключительно о родственной трансплантации). Подписав такой документ, человек имеет право :

— получить от медицинской организации полную информацию о возможных осложнениях (последствиях) для его здоровья в связи с изъятием донорского органа;

— задавать любые вопросы, связанные с предстоящим изъятием донорского органа и получать на них полные ответы;

— отказаться в любой момент от предоставления своего донорского органа в целях трансплантации.

После того, как операция состоялась, донору гарантируются :

— диагностика, лечение и медицинская реабилитация в связи с прижизненным донорством в рамках программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи;

— преимущество в получении донорских органов в случае необходимости проведения ему трансплантации.

В ТЕМУ

Только для родственников или любому человеку?

Недавно 25-летняя артистка Селена Гомес рассказала о том, что ее спасла любимая подруга, 29-летняя американская актриса Франсия Райса. Селене из-за тяжелой болезни требовалась пересадка почки, и Франсия стала донором, предоставив свой орган. Эта история потрясла многих, поклонники оставили более 100 тысяч комментариев в соцсетях.

— Вопрос «эмоционального донорства» (так называется неродственное предоставление органов. — Ред.) широко обсуждается среди мировых экспертов, в том числе в свете новых конвенций Совета Европы и резолюции ООН 2017 г. Большинство специалистов все-таки приходят к выводу, что при этом виде донорства сохраняется высокий риск криминализации, трудно подтвердить безвозмездность акта пожертвования донорских органов, — отмечает Ляля Габбасова . — Поэтому в российском законодательстве — как действующем, так и новом законопроекте — предусматривается только родственное прижизненное донорство.

УЙТИ, ОСТАВИВ ЧАСТИЦУ СЕБЯ

Что касается посмертного донорства, то у каждого гражданина России есть право на отказ (несогласие) от предоставления своих органов и тканей после ухода из жизни. Такое несогласие оформляется гражданином при жизни в устной или письменной форме, заверенной руководителем медицинской организации либо нотариально. «При этом вопрос прав родственников умершего человека на принятие решения об изъятии у него органов является одним из сложных как для нас, так и для международной практики, — рассказывает Ляля Габбасова. — За рубежом в основном принято, что родственники должны озвучить отношение умершего лица к посмертному донорству органов: не возражал ли он при жизни». Во Франции , например, действующий закон предусматривает предоставление родственниками документа, где умерший официально отказывается быть посмертным донором.

Новый российский законопроект в текущей версии оговаривает, что рассматривается и мнение умершего, и мнение родственников, но самое главное, что предусматривается внесение прижизненного волеизъявления гражданина РФ в Федеральный регистр, подчеркивает Ляля Габбасова: «Наша задача — сделать данный раздел законопроекта максимально корректным с точки зрения соблюдения прав человека».

СОГЛАСИТЬСЯ НЕЛЬЗЯ ОТКАЗАТЬСЯ

В международной практике есть два варианта оснований посмертного донорства, то есть, по сути, два принципа решения вопроса о том, будут ли использоваться органы ушедшего из жизни человека для спасения жизней других людей. Один вариант — это презумпция несогласия, и тогда, как правило, требуется дополнительно оформлять согласие на посмертное донорство еще при жизни человека и/или о таком согласии должны заявить родственники умершего.

Второй вариант (презумпция согласия) во многих странах считается более гуманным: предполагается, что люди становятся посмертными донорами, если при жизни специально не заявили о своем несогласии на это. Говоря философским языком, в этом случае человек, уходя из жизни, оставляет на Земле частицу себя, помогая в спасении других жизней.

— Мы уже более 20 лет работаем в рамках презумпции согласия и считаем возможным продолжить эту практику, — говорит помощник министра здравоохранения РФ Ляля Габбасова. — Именно презумпция согласия лежит в основе законодательства многих европейских стран, являющихся лидерами в области донорства и трансплантации органов человека, таких как Испания , Франция, Италия и многие другие.

ВАЖНО

В новом законопроекте прописан принцип достойного отношения к телу человека при посмертном донорстве. Этот принцип основывается на положении статьи 18 «Уважение к телу человека» Дополнительного протокола к Конвенции по правам человека и биомедицине относительно трансплантации органов и тканей человеческого происхождения ( Овьедо ). Эта норма гласит: «В процессе удаления органа к телу человека должны относиться с уважением, а также должны быть предприняты все разумные меры для сохранения неизменным внешнего вида тела умершего лица».

БУДЕТ ЛИ ДЕТСКОЕ ДОНОРСТВО?

«Прижизненным донором органов может стать только совершеннолетний гражданин РФ», — подчеркивает Ляля Габбасова. Есть лишь некоторые исключения — в частности, забор костного мозга для целей трансплантации может допускаться и у несовершеннолетних. Посмертное детское донорство новым законопроектом также предусмотрено. Однако эта процедура исключена в отношении воспитанников детских домов и детей, находящихся под опекой.

— Действующим законодательством и новым законопроектом предусматривается, что в отношении несовершеннолетних граждан посмертное донорство допускается только на основании испрошенного согласия одного из родителей, с оформлением в письменном виде», — поясняет Габбасова.

АНОНИМНО И КОНФИДЕНЦИАЛЬНО

Важные принципы нового законопроекта — анонимность и конфиденциальность. А именно, гарантируется:

— анонимность донора для реципиента и его родственников и анонимность реципиента для родственников донора при посмертном донорстве;

— соблюдение конфиденциальности информации, связанной с донорством органов и их трансплантацией, включая информацию о волеизъявлении гражданина (то есть о согласии или несогласии на донорство, внесенном в Федеральный регистр ).

И еще один важнейший принцип — запрет финансовой выгоды при донорстве органов: это благое дело, направленное на спасение людей, допускается исключительно на безвозмездной основе. Это предусматривают все международные акты и, в соответствии с ними, устанавливает и российское законодательство.

«В то же время прижизненному донору на период до и после изъятия донорского органа предоставляется бесплатно вся необходимая медицинская помощь, включая компенсации, предусмотренные листом нетрудоспособности», — добавляет Ляля Габбасова.

Читайте также

Как я работал журналистом районки: Красота, которая не спасет Россию

Политобозреватель «Комсомольской правды» Владимир Ворсобин решился на эксперимент и уехал в Саратовскую область. Часть 8

Патриарх на заводе рассказал, как победить воровство

Предстоятель РПЦ посетил крупнейшее химпредприятие в Европе — комплекс группы «Фосагро» в Череповце

Как я работал журналистом районки: И решил наш город выйти из непутевой области и присоединиться к богатой

Политобозреватель «Комсомольской правды» Владимир Ворсобин решился на эксперимент и уехал в Саратовскую область. Часть 9

Ксения Собчак в Екатеринбурге: «Мама рассказывала, что на отца во время дебатов влияли экстрасенсы»

Телеведущая показала в столице Урала документальный фильм о своем отце, первом мэре Санкт-Петербурга Анатолии Собчаке

«Синтоловый качок» проиграл чеченскому Халку армрестлинговый поединок

Теперь Асхаб Тамаев планирует вызвать соперника на настоящий ринг [видео]

Иосиф Кобзон: Я не смогу исполнить волю Говорухина и занять его кабинет в Госдуме. А в Ярославль с Терешковой мы еще поедем.

Народный артист СССР в эфире Радио «Комсомольская правда» — о своих великих друзьях и соратниках [аудио]

«Синтоловый качок» уезжает жить в другой город

Кирилл Терешин рассказал, что покинет Пятигорск

Чем живут современные детские лагеря: Матерные дискотеки, вейп-клубы, но ни капли спиртного

Корреспондент «КП» поработала вожатой в оздоровительном лагере и досконально изучила царящие там нравы

Лошадиный Освенцим. Часть 1

Корреспондент «КП» отправилась посмотреть в глаза людям, которые обрекли на смерть тех, кого приручили [видео]

Пользователи соцсетей подозревают подмену кота Моста

Талисман стройки века публично опровергает эти слухи

Испытатель Людмила Акимова: Приземление Терешковой я отрабатывала в скафандре Гагарина

16 июня — 55 лет первому полету женщины в космос. «Комсомолка» разыскала парашютистку, которая проверяла средства спасения перед полетом Чайки

К чемпионату мира по футболу воронежец выпилил из дерева Игоря Акинфеева

Необычная фигура появилась на территории спортивной школы №15. Для ее изготовления понадобилась лишь бензопила

Мошенники собирают деньги на лечение здорового ребенка, фотографию которого скопировали со странички жительницы Псковской области

Предприимчивые люди просят помочь с дорогостоящей операцией для малышки

Испорченный отпуск: На подъездах к Крымскому мосту инспекторы штрафуют автотуристов

Водители не могут разглядеть неприметный знак о резком снижении скорости

Как я работал журналистом районки: Откуда в русской глубинке черные риэлторы и Баба-яга

Политобозреватель «Комсомольской правды» Владимир Ворсобин решился на эксперимент и уехал в Саратовскую область. Часть 7

Какой он, футбольный болельщик?

МТС нарисовала портрет среднестатистического абонента, побывавшего вечером 14 июня в Лужниках

«Я бы отменил заявку, если б знал, что она инвалид»: таксист отказался везти девушку с синдромом Дауна

Деньги за поездку пострадавшей вернули — но разве дело в них?

Детский омбудсмен опроверг информацию о том, что детей Юлии Савиновских, удалившей грудь, усыновили

Оба ребенка по-прежнему находятся в учреждении для малышей, оставшихся без родителей

Почему у нас в такси берут кого попало

Похоже, многие водители не знают не только правил дорожного движения, но и не владеют русским языком

Школьная карта – повод для тревог или шаг к прогрессу?

Наличные в кармане у ребенка — всегда повод для беспокойства родителей, особенно если деньги эти предназначены для нормального обеда или полдника в школе…

Как определить характер девушки по купальнику

Пляжный костюм может выдать женщину с головой — во всяком случае так считают психологи. Итак, какие тайны выдает купальник, если он.

Как выбрать бригаду для ремонта квартиры: Ищем маляра, штукатура и плотника

«Комсомолка» рассказывает как правильно выбрать бригаду для ремонта квартиры

В 2019 году в Тюмени откроют акушерско-педиатрическую клинику

Хотя строительство началось меньше года назад

Любимая Испания — в сердце родной Москвы

Так говорят о Центре испанской культуры на Рождественке его гости и друзья

Возрастная категория сайта 18+

m.kp.ru