Практика высшего арбитражного суда рф

Высший Арбитражный Суд
Российской Федерации

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Статья 127
Конституция Российской Федерации

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации имеет официальный отличительный символ, указывающий на принадлежность к системе арбитражных судов Российской Федерации, геральдический знак — эмблему Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Регламент арбитражных судов Российской Федерации

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации действует в составе:

  • Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации;
  • Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации;
  • судебной коллегии по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений;
  • судебной коллегии по рассмотрению споров, возникающих из административных правоотношений.

Главным в деятельности Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации является обеспечение единообразного толкования и применения всеми арбитражными судами законодательства, регулирующего экономические отношения. Эта важнейшая задача решается путем обобщения судебной практики и разъяснений Пленумом или Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

В состав Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации входят Председатель и его заместители, а также судьи. В заседаниях Пленума могут принимать участие представители других ветвей судебной власти, законодательной и исполнительной властей, научных учреждений и граждане. Пленум решает вопросы о выступлении с законодательной инициативой, об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации с запросами о проверке конституционности законов, нормативных правовых актов и договоров, утверждает регламент арбитражных судов.

Судебные коллегии Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассматривают дела в первой инстанции, изучают и обобщают судебную практику, разрабатывают предложения по совершенствованию законов и нормативных правовых актов, осуществляют иные полномочия в соответствии с регламентом.

На Высший Арбитражный Суд Российской Федерации закон возлагает организационное обеспечение деятельности арбитражных судов, подбор и подготовку кандидатов в судьи, работу по повышению квалификации судей и работников аппаратов арбитражных судов, финансирование арбитражных судов.

При Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации действует Совет председателей арбитражных судов, являющийся совещательным органом, рассматривающим вопросы организационной, кадровой и финансовой деятельности. Для подготовки научно обоснованных рекомендаций по вопросам, связанным с формулированием практики исполнения законов и иных нормативных актов и разработкой предложений по их совершенствованию, при Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации действует Научно-консультативный совет. В его составе образованы секции: процессуального законодательства, административно-правовая, гражданско-правовая и международного частного права.

Печатным органом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации является «Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации».

www.arbitr.ru

Применение правовых позиций ВАС РФ после его упразднения

Об определенности правового регулирования в части применения правовых позиций Высшего арбитражного суда Российской Федерации после его упразднения

6 февраля 2014 года вступил в силу Закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 05.02.2014 N 2-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации » (далее — Закон о поправке к Конституции), которым, среди прочего, предусмотрено в августе 2014 года упразднение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ). В связи с принятием этого Закона актуальным становится законодательное закрепление предписанных статьей 126 Конституции Российской Федерации (далее — Конституция) процессуальных форм осуществления судебного надзора за деятельностью судов общей юрисдикции и арбитражных судов в Российской Федерации, а также порядка дачи разъяснений вновь образованным Верховным Судом Российской Федерации (далее — новый Верховный Суд) по вопросам судебной практики с учетом толкования, ранее данного высшими судебными органами: ВАС РФ и Верховным Судом Российской Федерации (далее — ВС РФ).

Согласно обоснованию необходимости принятия Закона о поправке к Конституции предлагалось сформировать новый Верховный Суд в качестве единственного высшего судебного органа по гражданским, уголовным, административным делам, по разрешению экономических споров и по иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с федеральным конституционным законом, и наделить его полномочиями по осуществлению в предусматриваемых федеральным законом процессуальных формах судебного надзора за деятельностью федеральных судов и даче разъяснений по вопросам судебной практики. По мнению инициатора законопроекта, подобная реорганизация позволит в том числе обеспечить единство подходов при отправлении правосудия как в отношении граждан, так и в отношении юридических лиц, установить общие правила организации судопроизводства и добиться единообразия в судебной практике.

Обоснование необходимости принятия поправки к Конституции Российской Федерации о Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации см.: http://asozd2.duma.gov.ru/addwork/scans.nsf/ID/87719AA68713572943257BFD00533AD2/$FILE/352924-6.PDF?OpenElement.

Таким образом, Закон о поправке к Конституции призван не допустить различного толкования и применения судами одних и тех же норм права при одних и тех же фактических обстоятельствах лишь в зависимости от субъектного состава спорящих сторон и, как следствие, обеспечить соблюдение одного из важнейших конституционных принципов — принципа равенства всех перед законом и судом (часть первая статьи 19 Конституции).

Следует отметить, что расхождения в судебной практике судов общей юрисдикции и арбитражных судов, а равно правовых подходов ВС РФ и ВАС РФ по широкому кругу вопросов не оспаривались и их руководителями. Так, например, в рамках цикла лекций, посвященных 20-летию Конституции и Федерального Собрания Российской Федерации, Председатель ВАС РФ А.А. Иванов 4 апреля 2013 года открыто высказался о наличии «конфликтов подведомственности» и споров между различными ветвями судебной власти, признав данный факт нормальным в условиях, когда существует несколько ветвей судебной власти .

Указанные противоречия содержатся не только в словесной полемике и в судебных актах, принимаемых высшими судами по конкретным делам, но и в разъяснениях, даваемых ими при реализации конституционных полномочий высших судебных органов.

Значимость и широту имевших место противоречий полагаем необходимым проиллюстрировать различиями в толковании одних и тех же правовых коллизий, сравнивая подходы в толковании высшими судебными органами положений Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ).

ВС РФ в пункте 20 Постановления Пленума от 24.03.2005 N 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее — Постановление Пленума ВС РФ N 5) указал, что право окончательной юридической квалификации действий (бездействия) лица КоАП РФ относит к полномочиям судьи. То есть если при рассмотрении дела об административном правонарушении будет установлено, что протокол об административном правонарушении содержит неправильную квалификацию совершенного правонарушения, то судья вправе переквалифицировать действия (бездействие) лица, привлекаемого к административной ответственности, на другую статью (часть статьи) КоАП РФ, предусматривающую состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства, в том числе и в случае, если рассмотрение данного дела отнесено к компетенции должностных лиц или несудебных органов, при условии, что назначаемое наказание не ухудшит положение лица, в отношении ко торого ведется производство по делу.

Между тем ВАС РФ в пункте 8 Постановления Пленума от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» (далее — Постановление Пленума ВАС РФ N 10) разъяснил, что, в случае если заявление административного органа о привлечении к административной ответственности или протокол об административном правонарушении содержат неправильную квалификацию совершенного правонарушения, суд вправе принять решение о привлечении к административной ответственности в соответствии с надлежащей квалификацией. При этом указанное в протоколе событие правонарушения и представленные доказательства должны быть достаточными для определения иной квалификации противоправного деяния. Вместе с тем, если в результате переквалификации составление протокола о совершенном правонарушении не отнесено к полномочиям обратившегося с заявлением органа, суд не вправе принять решение о привлечении к административной ответственности. Если в соответствии с надлежащей квалификацией рассмотрение дела о привлечении к административной ответственности не отнесено к подведомственности арбитражного суда, суд выносит определение о прекращении производства в арбитражном суде и о возвращении протокола об административном правонарушении и прилагаемых к нему документов административному органу.

Таким образом, ВС РФ санкционирует возможность рассмотрения дела об административном правонарушении по существу в случае, если выявится неправильная квалификация действий лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в связи с чем рассмотрение дела становится подведомственно должностному лицу или несудебному органу. То есть ВС РФ обусловливает возможность рассмотрения дела наличием единого родового объекта посягательства и недопустимостью ухудшения положения лица, привлекаемого к ответственности, назначаемым наказанием.

В то же время ВАС РФ, прямо запрещая возможность рассмотрения дела арбитражным судом в случае, если в соответствии с надлежащей квалификацией дело о привлечении к административной ответственности не относится к указанным в абзацах четвертом и пятом части 3 статьи 23.1 КоАП РФ, не исключает возможности привлечения к административной ответственности по норме, предусматривающей более строгую ответственность. В результате в практике имеют место случаи переквалификации арбитражными судами первоначально вменявшихся административными органами (должностными лицами) правонарушений на составы правонарушений, которые предусматривают более строгую ответственность (в том числе с более высоким нижним пределом самого мягкого наказания по сравнению с самым строгим наказанием по ранее вменявшемуся) , либо привлечения к ответственности по статье, устанавливающей более строгое наказание . Равным образом ВАС РФ допускает возможность привлечения к административной ответственности в с лучае, если фактическая квалификация действий привлекаемого лица имеет иной родовой объект посягательства по сравнению с вменявшимся административным органом (должностным лицом).

Ответ на вопрос 12 рекомендаций Научно-консультативного совета при ФАС Волго-Вятского округа от 08.10.2009 «О проблемах применения законодательства об административных правонарушениях» см.: http://fasvvo.arbitr.ru/node/13142.

По делу N А60-17898/2012 суды всех инстанций пришли к выводу о неправильной квалификации административным органом совершенного предпринимателем деяния по части 2 статьи 14.43 КоАП РФ и о наличии оснований для привлечения к ответственности по статье 6.3 или 6.6 КоАП РФ.

Помимо этого, в пункте 18.1 Постановления Пленума ВАС РФ N 10 разъяснено, что статья 2.9 КоАП РФ не содержит оговорок о ее неприменении к каким-либо составам правонарушений, предусмотренным КоАП РФ, поскольку возможность или невозможность квалификации деяния в качестве малозначительного не может быть установлена абстрактно, исходя из сформулированной в данном Кодексе конструкции состава административного правонарушения, за совершение которого установлена ответственность.

Вместе с тем в абзаце четвертом пункта 21 Постановления Пленума ВС РФ N 5 положения статьи 2.9 КоАП РФ истолкованы следующим образом: с учетом признаков объективной стороны некоторых административных правонарушений они ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны малозначительными, поскольку существенно нарушают охраняемые общественные отношения; к ним, в частности, относятся административные правонарушения, предусмотренные статьями 12.8, 12.26 КоАП РФ. Следует отметить, что ранее аналогичные разъяснения содержались в пункте 10 Постановления Пленума ВС РФ от 24.10.2006 N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях «.

В пункте 19.1 Постановления Пленума ВАС РФ N 10 указано, что однородными в свете пункта 2 части 1 статьи 4.3 КоАП РФ считаются правонарушения, ответственность за совершение которых предусмотрена одной статьей Особенной части КоАП РФ. В то же время ВС РФ в пункте 16 Постановления Пленума N 5 разъяснил, что однородным считается правонарушение, имеющее единый родовой объект посягательства, независимо от того, установлена ли административная ответственность за совершенные правонарушения в одной или нескольких статьях КоАП РФ (например, совершение лицом, считающимся подвергнутым административному наказанию за нарушение Правил дорожного движения по части 2 статьи 12.9 КоАП РФ, административного правонарушения в области дорожного движения, предусмотренного частью 4 статьи 12.15 КоАП РФ).

Следует особо отметить, что указанные противоречия обусловлены не процессуальными различиями в рассмотрении дел об административных правонарушениях судами общей юрисдикции и арбитражными судами, а именно противоположными подходами двух высших судебных органов к толкованию одних и тех же материальных норм права. При этом указанные противоречия носят не абстрактный, чисто теоретический характер, так как применительно к взаимосвязанным положениям части 3 статьи 2.1 и абзацам четвертому и шестому части 3 статьи 23.1 КоАП РФ факты совершения одних и тех же действий (бездействия) в отношении юридического лица (индивидуального предпринимателя) и физического лица могут рассматриваться как арбитражным судом, так и судом общей юрисдикции, которые могут прийти к прямо противоположным выводам, в связи с чем есть вероятность принятия противоречащих друг другу решений.

С учетом предмета исследования настоящей статьи мы не оцениваем прочие противоречия в практике судов общей юрисдикции и арбитражных судов, которые ранее имели место при применении Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств » и до настоящего времени имеются в вопросах определения предела ответственности поручителя, исполнившего свое обязательство, при изменении условий основного договора о правах лиц, участвовавших в финансировании строительства объекта недвижимости, в случае уклонения застройщика от исполнения обязательств по договору (в том числе в случае его банкротства), а также сохранения залога в случае возмездного перехода права собственности на заложенное движимое имущество к добросовестному приобретателю.

В развитие внесенных в Конституцию изменений в силу необходимости передачи новому Верховному Суду вопросов осуществления правосудия, отнесенных в настоящее время к ведению упраздняемого ВАС РФ, и исполнения предписания части 3 статьи 17 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 N 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации был внесен ряд законопроектов. Речь идет о проекте Федерального конституционного закона «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» (далее — проект ФКЗ), проекте Федерального закона «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» (далее — проект о поправках в АПК РФ), а также о проекте Федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с изменением подведомственности некоторых категорий дел, рассматриваемых судами общей юрисдик ции и арбитражными судами» (далее — проект об изменении подведомственности) .

Настоящая статья написана до рассмотрения законопроектов N 466627-6, 466637-6, 466656-6, 466670-6.

Этими документами закреплены необходимые изменения в организации работы системы арбитражных судов, вопросы передачи судам общей юрисдикции полномочий по рассмотрению дел об оспаривании нормативных правовых актов, порядок рассмотрения новым Верховным Судом вступивших в законную силу судебных постановлений арбитражных судов по гражданским делам и делам по разрешению экономических споров. Кроме того, названными проектами сохраняется сила разъяснений по вопросам судебной практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами, данных Пленумом ВАС РФ, до принятия соответствующих решений Пленумом нового Верховного Суда (часть 1 статьи 2 проекта ФКЗ), а также предусматривается возможность содержания в мотивировочных частях решений ссылок на сохранившие силу постановления Президиума ВАС РФ (пункт 2 статьи 1 проекта о поправках в АПК РФ).

Казалось бы, эти положения законопроектов призваны как минимум «законсервировать» изложенные выше и иные противоречия в правоприменительной практике судов общей юрисдикции и арбитражных судов, в связи с чем цели внесения изменений в Конституцию на протяжении достаточно продолжительного периода времени достигнуты не будут. При этом учитывается очевидная преемственность нового Верховного Суда (и, как следствие, правовых позиций последнего) по отношению к ранее функционировавшему, на что указывают положения частей 3 — 5 и 8 статьи 2 Закона о поправке к Конституции, части 1 статьи 25 Федерального конституционного закона от 05.02.2014 N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации». Поскольку какого-либо законодательного закрепления (в отличие от правовых позиций Пленума и Президиума ВАС РФ) указанная преемственность не нашла, полагаем, что, по аналогии с Постановлением Пленума ВС РФ от 22.04.1992 N 8, Пленумом нового Верховного Суда будут даны разъяснения о приме нении ранее данных ВС РФ разъяснений.

Таким образом, закрепление на уровне федерального конституционного закона, а также федерального закона обязательности разъяснений Пленума ВАС РФ создает определенную правовую коллизию в применении арбитражными судами противоречащих друг другу толкований одних и тех же правовых норм, данных высшими судебными органами до 6 августа 2014 года. Вследствие сказанного после начала функционирования нового Верховного Суда арбитражные суды, а равно субъекты экономической деятельности могут быть лишены четких правовых ориентиров, учитывая наличие двух противоречащих друг другу правовых позиций ранее функционировавших высших судебных органов.

По нашему мнению, указанный конфликт и возникшая правовая неопределенность не могут быть разрешены простым признанием утратившими силу толкований ВАС РФ (сформулированных как в постановлениях Пленума, так и в постановлениях Президиума), противоречащих правовым позициям ВС РФ, а равно признанием утратившим силу «списка» соответствующих разъяснений и правовых позиций, содержащихся в постановлениях Президиума ВАС РФ. В первом случае спорным может являться вопрос о наличии или отсутствии противоречий между двумя разъяснениями либо о применении в конкретном деле тех или иных разъяснений, что, безусловно, затруднит правоприменение как арбитражными судами, так и субъектами экономической деятельности. А во втором — представляется проблематичным в достаточно короткие сроки выявить и исчерпывающим образом перечислить все противоречащие друг другу правовые позиции высших судебных органов и тем более устранить их, имея в виду и тот факт, что новый Верховный Суд может изменить правовые позиции ВС РФ по толкованию тех или иных норм права, как восприняв разъяснения Пленума ВАС РФ, так и найдя какое-либо иное толкование, объединяющее правовые позиции обоих высших судебных органов, в том числе посредством сужения сферы его применения. Указанное может затруднить массовую и одномоментную упорядоченность правовых позиций высших судебных органов и формирование единой правовой позиции нового Верховного Суда по широкому кругу вопросов.

Однако представляется, что по рассматриваемой проблеме позиция Президента Российской Федерации, внесшего указанные законопроекты, является принципиальной, поскольку о возможности применения толкования, данного в постановлениях Пленума упраздняемого ВАС РФ, речь идет в статье, регламентирующей переходные положения, то есть ранее указания на дату вступления закона в силу. Это обусловлено тем обстоятельством, что упразднение ВАС РФ, признание утратившей силу главы II Федерального конституционного закона от 28.04.1995 N 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации » (в том числе пункта 1 части 1 и части 2 статьи 13, обязывающих все арбитражные суды применять данные Пленумом ВАС РФ разъяснения по вопросам судебной практики) лишат арбитражные суды сложившейся на протяжении более двадцати лет судебной практики, основанной на официальном толковании законодательства, применяемого при разрешении экономических споров и гражданских дел.

Полагаем, что инициатор законопроекта исходил и из необходимости обеспечения стабильности экономического оборота, поскольку субъекты экономической деятельности, ориентированные именно на толкования, данные Пленумом ВАС РФ, и сложившуюся судебную практику, могли быть лишены правовых ориентиров в применении широкого спектра норм законодательства, регулирующего их деятельность. Необходимо помнить, что разъяснения высших судебных органов позволяют восполнять имеющиеся в законодательстве пробелы, обусловленные в том числе развитием общественных отношений. А если учитывать инертный процесс законодательного устранения таких пробелов, не позволяющий их своевременно преодолеть, то именно на суд ложится обязанность «разрешить. дело в соответствии с требованиями справедливого судопроизводства, которое только и может претендовать на роль правосудия» .

Особое мнение судьи КС РФ Г.А. Жилина к Постановлению КС РФ от 21.01.2010 N 1-П.

При этом, как указал Конституционный Суд Российской Федерации (далее — КС РФ) в ряде своих решений, требование определенности правового регулирования, вытекающее из конституционных принципов правового государства, верховенства закона и юридического равенства, предполагает, что механизм его действия должен быть понятен субъектам соответствующих правоотношений из содержания конкретного нормативного положения или системы находящихся в очевидной взаимосвязи нормативных положений.

Вместе с тем необходимая степень определенности правового регулирования может быть достигнута путем выявления более сложной взаимосвязи правовых предписаний в их действии по кругу лиц, во времени и в пространстве с помощью даваемых высшими судебными органами разъяснений по вопросам судебной практики, целью которых является устранение неопределенности нормы, обеспечение ее однозначного истолкования и единообразного применения, в том числе при необходимости адекватного и своевременного приспособления регулирующей роли нормы в единстве ее буквы и духа к той или иной сфере общественных отношений в их динамике (пункт 5 мотивировочной части Постановления КС РФ от 23.12.2013 N 29-П).

Осуществление высшим судебным органом правомочия давать разъяснения по вопросам судебной практики объективно не может не основываться на вырабатываемых им правовых позициях, содержащих толкование разъясняемых положений законодательства. Толкование норм права осуществляется как в связи с рассмотрением конкретного дела, так и — в целях обеспечения единообразного их понимания и применения арбитражными судами — в отношении всех дел со схожими фактическими обстоятельствами на основе обобщенной практики их разрешения. При этом в российской судебной системе толкование закона высшими судебными органами оказывает существенное воздействие на формирование судебной практики. По общему правилу оно фактически — исходя из правомочий вышестоящих судебных инстанций по отмене и изменению судебных актов — является обязательным для нижестоящих судов (Постановление КС РФ от 21.01.2010 N 1-П).

В настоящее время как арбитражными судами при разрешении конкретных дел, так и субъектами экономической деятельности в процессе ее осуществления применяются и учитываются правовые позиции высшего судебного органа по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами. Отмена существующих правовых позиций и принятие новым Верховным Судом разъяснений, толкующих те же правовые нормы противоположным образом, могут быть распространены на правоотношения, возникшие до признания утратившими силу правовых позиций упраздненного ВАС РФ. При этом следует учитывать, что ранее ВС РФ (в том числе в Постановлении Пленума от 20.12.2005 N 26 «О вопросе, возникшем после принятия Пленумом Верховного Суда Российской Федерации 5 апреля 2005 года Постановления N 7 «О внесении изменений и дополнений в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 14 декабря 2000 года N 35 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел, связанных с реализацией инвалидами прав, гарантированных Законом Российской Федерации «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС») полагал возможным придание своим постановлениям обратной силы с возможностью пересмотра ранее принятых постановлений в порядке, предусмотренном главой 42 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. (Возможность ретроспективного применения толкования, данного Пленумом ВС РФ в Постановлении от 05.04.2005 N 7, обоснована необходимостью защиты конституционного права инвалидов на возмещение вреда, причиненного техногенной катастрофой, а также необходимостью обеспечения равенства прав указанной категории лиц в зависимости от времени рассмотрения дела. — Прим. авт.)

Распространение правовой позиции высшего судебного органа на ранее возникшие правоотношения полагал возможным и КС РФ, который в своем Постановлении от 21.01.2010 N 1-П указал, что в качестве правового последствия толкования закона высшими судебными органами допускается пересмотр и отмена вынесенных ранее судебных актов, основанных на ином толковании примененных норм. Отметим, что указанным Постановлением КС РФ распространил возможность придания обратной силы правовой позиции высшего судебного органа на те случаи, когда это возможно в силу общеправовых и конституционных принципов.

Развивая вопрос о распространении нового официального судебного толкования правовой нормы на ранее возникшие правоотношения, КС РФ в Постановлении от 23.12.2013 N 29-П высказался о допустимости изменения правовой позиции высшего судебного органа. Вместе с тем КС РФ пришел к выводу, что применение официального судебного толкования к правоотношениям, возникшим в период его действия в первоначальном варианте, и тем более — к ранее вынесенным на его основе судебным постановлениям, не обеспечивает определенность нормативного содержания того или иного законоположения, что подрывает доверие граждан к закону и действиям государства. Указанным Постановлением конкретная правовая норма, регламентирующая наследственные правоотношения, была признана не соответствующей Конституции, в том числе ее статьям 1 (часть 1), 18, 19 (части 1 и 2), 35 (часть 4), 46 (части 1 и 2) и 55 (часть 3), в той мере, в какой данное законополо жение в силу неопределенности допускает возможность неоднозначного истолкования и, следовательно, произвольного применения оспаривавшейся нормы.

Представляется, что такая правовая позиция КС РФ равным образом может быть распространена и на иные правовые нормы, единство правоприменения которых и, как следствие, правовая определенность обеспечиваются через их официальное судебное толкование. В связи с этим изменение последнего может свидетельствовать о несоответствии Конституции данных норм в той или иной мере, что, имея в виду прецедентное Постановление от 23.12.2013 N 29-П, может повлечь массовое обращение в КС РФ.

Поскольку единство правоприменения обеспечивается судебной практикой в отношении широкого круга норм, несмотря на то что по значительному их числу правовые подходы двух высших судебных органов являются различными, полагаем, что с учетом порядка исполнения Постановления от 23.12.2013 N 29-П (подробно в нем прописанного) законодатель обеспечит преемственность правовых позиций ВАС РФ. В свою очередь, новый Верховный Суд, отменяя те или иные разъяснения ВАС РФ (а равным образом изменяя ранее данные им толкования), будет распространять их действие на правоотношения, возникшие после их официального опубликования.

В этой связи представляет интерес правовая позиция ВАС РФ, который в пункте 11 Постановления Пленума от 14.03.2014 N 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга » предусмотрел, что в целях соблюдения принципа правовой определенности и во избежание нарушения разумных ожиданий участников гражданского оборота разъяснения, содержащиеся в пункте 9 данного Постановления, подлежат применению к отношениям, возникшим из договоров сублизинга, заключенных после опубликования этого Постановления на сайте ВАС РФ.

Кроме того, КС РФ в Постановлении от 25.02.2014 N 4-П, определяя порядок его исполнения, пришел к выводу о недопустимости пересмотра (изменения, отмены) судебных актов, не вступивших в законную силу к моменту провозглашения указанного Постановления или вступивших в законную силу, но не исполненных или исполненных частично, вынесенных в отношении юридических лиц, не являющихся заявителями по делу. Следует отметить, что данным Постановлением истолковывались положения законодательства об административных правонарушениях, в значительной степени улучшающие положение привлеченных к административной ответственности лиц.

Таким образом, полагаем, что правовые позиции ВАС РФ, даже расходящиеся в настоящее время с толкованием, данным ВС РФ, сохранят свое действие на правоотношения, возникшие до того, как эти правовые позиции будут признаны утратившими силу. А новый Верховный Суд, отменяя или изменяя ранее изложенные ВАС РФ правовые позиции, будет оговаривать проспективный характер данного толкования, учитывая предмет ведения арбитражных судов и, как следствие, то обстоятельство, что дававшиеся высшим судебным органом по разрешению экономических споров разъяснения реже касались основополагающих принципов, в целях защиты которых как КС РФ, так и ВС РФ допускают возможность ретроспективного применения кардинально изменившейся правовой позиции высшего судебного органа.

При этом, по нашему мнению, внесенный блок законопроектов не дает ответа на вопрос о том, каким именно образом будут применяться положения абзаца седьмого части 4 статьи 170 АПК РФ (в редакции проекта о поправках в АПК РФ) при рассмотрении арбитражными судами дел об административных правонарушениях в части указания в мотивировочных частях судебных постановлений Президиума ВС РФ, а также не разъясняет порядок отмены правовых позиций, сформулированных в постановлениях Президиума ВАС РФ по конкретным делам.

Пунктами 15 и 16 статьи 1 проекта о поправках в АПК РФ установлено, что вступившие в законную силу решения по делу о привлечении к административной ответственности (по делу об оспаривании решений административного органа о привлечении к административной ответственности), а также вынесенные арбитражными судами решения по результатам рассмотрения ими в порядке, предусмотренном АПК РФ, жалоб и протестов могут быть пересмотрены новым Верховным Судом в порядке, предусмотренном статьями 30.12 — 30.19 КоАП РФ.

Между тем статьей 4 проекта об изменении подведомственности закрепляются изменения в главу 30 КоАП РФ, сводящиеся к исключению из данных статей указаний на возможность рассмотрения дела в порядке надзора. Эти исключения касаются порядка рассмотрения жалоб (протестов) на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб не только судами субъектов Российской Федерации и равными им военными судами, но и новым Верховным Судом, в связи с чем в последнем также исключается надзорный порядок разрешения административных дел. Данное обстоятельство фактически делает невозможным осуществление в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебного надзора за деятельностью судов при рассмотрении указанных дел, предписанного статьей 126 Конституции, а также частью 2 статьи 2 Федерального конституционного закона «О Верховном Суде Российской Федерации».

Кроме того, главой 30 КоАП РФ не предусмотрено рассмотрение дел об административных правонарушениях Президиумом ВС РФ, что, по сути, влечет невозможность соблюдения абзаца седьмого части 4 статьи 170 АПК РФ (в редакции проекта о поправках в АПК РФ) при рассмотрении арбитражными судами дел об административных правонарушениях. А вследствие этого ставится под сомнение возможность отмены (изменения) правовых позиций, сформулированных в постановлениях Президиума ВАС РФ по конкретным делам, поскольку представляется, что данные правовые позиции могут быть отменены (изменены) лишь Президиумом нового Верховного Суда.

Полагаем, что данные пробелы будут устранены до 6 августа 2014 года. Вместе с тем хотелось бы отметить, что в ходе обсуждения 15 апреля 2014 года законопроектов в Государственной Думе неоднократно указывалось о переходном характере вносимых изменений, регламентирующих порядок рассмотрения дел арбитражными судами, и о планируемом принятии единого гражданского процессуального кодекса .

О журнале «Арбитражные споры»

Журнал выпускается с 1998 года и является официальным вестником Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа. Каждый выпуск журнала (а выходит он раз в квартал) — это ценный сборник серьезных тематических статей, авторами которых становятся судьи ФАС СЗО, а также юристы — теоретики и практики.

«Арбитражные споры» родился как совместный проект суда и коммерческой компании «КАДИС» и он стал значительным шагом навстречу открытости арбитражной системы России. Уже почти 20 лет это издание знакомит широкий круг специалистов с судебной практикой ФАС СЗО, мнением судей по тем или иным вопросам. Обзоры судебных дел по интересным тематикам — одни из самых востребованных материалов журнала.

«Арбитражные споры» — это второй совместный проект «КАДИС» и суда. Первым стала первая в России разработка справочной базы данных по судебным арбитражным решениям округа — в рамках семейства системы Консультант Плюс.

m.ppt.ru