Понятие преступления международного характера

Международные преступления и преступления международного характера

В развитии международного уголовного права международные уголов­ные преступления претерпели определенные метаморфозы. Так, сейчас в качестве основных составов этих преступлений выступают начало и веде­ние агрессивной войны, использование оружия массового поражения, на­рушение законов и обычаев войны (вероломство, убийство мирных жите­лей, неправомерное использование защитных эмблем и т. п.), геноцид, эко­цид, наемничество, нападение на лиц и учреждения, пользующихся между­народной защитой (дипломатические представительства, Международный комитет Красного Креста и т. п.).

Однако проходившая в 1927 г. в Варшаве Международная конференция по унификации уголовного законодательства отнесла к международным пре­ступлениям лишь те, что сейчас называются преступлениями международно­го характера (фальшивомонетничество, наркоторговля и др.). Уже во время Второй мировой войны в Лондоне была организована Комиссия по расследо­ванию преступлений, которая разделила международные преступления на че­тыре группы, и они приобрели современное понимание. Это:

1) подготовка и ведение агрессивной войны или любых других актов агрессии;

2) нарушение законов и обычаев войны;

3) все преступления, совершенные как в самой стране, так и за пределами этой страны, направленные на уничтожение расы, народа или политической партии;

4) преступления, совершенные после прекращения военных действий в целях предотвращения восстановления мира (терроризм и т. д.).

Иногда в качестве вида международных преступлений отдельно выде­ляют так называемые конвенционные, состав которых установлен между­народными конвенциями.

Преступления международного характера в отличие от международных преступлений имеют свой особенный объект — они посягают на мирное со­трудничество в различных областях отношений (экономической, социально­культурной, имущественной и т. д.), а также причиняют ущерб физическим и юридическим лицам различных государств. Ответственность за эти преступ­ления может быть предусмотрена международными договорами, но они тре­буют обязательной имплементации во внутреннее право. Наказание за эти преступления осуществляется государствами в рамках своей юрисдикции. Чаще всего к преступлениям международного характера относят угон само­летов, контрабанду, фальшивомонетничество, пиратство, производство и рас­пространение наркотиков и т. п.

В последнее время появился еще один термин — «трансграничное престу­пление». Чаще всего трансграничным называют общеуголовное преступле­ние, причинившее ущерб интересам физических и юридических лиц различ­ных государств (распространение ущерба за пределы одного государства) ли­бо совершенное на территории нескольких государств. Трансграничный ха­рактер приобретает организованная преступность. Преступные организации и синдикаты могут совершать и преступления международного характера, и трансграничные преступления.

Расширение сферы вмешательства международного права в области уголов­ной юрисдикции показывает, что на сегодняшний день в сотрудничестве госу­дарств появляются все новые и новые направления. Так, например, борьба с ле­гализацией доходов от преступной деятельности неразрывно связана с борьбой с трансграничной преступностью и преступлениями международного характера. Актуальным для государств является сотрудничество в области борьбы с кор­рупцией, поскольку это обеспечивает в том числе и развитие инвестиционных отношений, построение гражданского общества в развивающихся государствах.

knigi.news

§ 3. Международные преступления , и преступления международного характера

Международная преступная деятельность проявляется в деяниях двоякого рода.

Наибольшую опасность представляют деяния лиц, вопло­щающие преступную политику государства, как бы персони­фицирующие международные преступления государства, т. е. агрессию, колониализм, геноцид (уничтожение групп людей по расовому, национальному или религиозному признаку), экоцид (загрязнение окружающей среды с тяжкими глобальными по­следствиями).

Для характеристики указанных деяний официально исполь­зуется термин преступления против мира и безопасности че­ловечества; в литературе распространен термин международ­ные преступления. Субъектами таких преступлений вместе с государствами, несущими международную политическую и ма­териальную ответственность, становятся его руководители, выс­шие должностные лица, иные исполнители преступной полити­ки. В отношении этих лиц компетентны, наряду с национальны­ми судебными органами, специально создаваемые государства­ми международные судебные учреждения. В настоящее время завершается разработка Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества.

От международных преступлений в указанном значении следует отграничить преступления международного характе­ра, к которым относятся деяния, посягающие на интересы нескольких государств и вследствие этого также представляю­щие международную общественную опасность, но совершаемые лицами (группами лиц) вне связи с политикой какого-либо го­сударства, ради достижения собственных противоправных це­лей. За рубежом по отношению к таким деяниям принят и иной термин — транснациональные преступления.

В числе такого рода деяний: захват заложников; посяга­тельства на лиц, пользующихся международной защитой; за­хват и (или) использование ядерного материала в противоправ­ных целях; незаконный оборот наркотических средств и психо­тропных веществ; незаконные акты, направленные против безо­пасности гражданской авиации и морского судоходства; пират­ство на море и др.

Геноцид. Рассмотрим международные преступления на примере геноцида, поскольку это деяние распространено и в условиях вооруженных конфликтов, и в мирное время; к тому же предусмотрено включение соответствующего состава пре­ступления в новый Уголовный кодекс РФ.

В Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него под геноцидом понимаются (ст. II) следую­щие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полно­стью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

a) убийство членов такой группы;

б) причинение серьезных телесных повреждений или ум­ственного расстройства членам такой группы;

в) предумышленное создание для какой-либо группы та­ких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное уничтожение ее;

г) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

д) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Согласно ст. IV, лица, совершающие геноцид, подлежат на­казанию, независимо от того, являются ли они ответственными по конституции правителями, должностными или частными лицами.

Охарактеризуем теперь несколько разновидностей престу­плений международного характера.

Посягательства на лиц, пользующихся международной защитой. Согласно ст. I Конвенция о предотвращении и наказа­нии преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, к данной кате­гории отнесены: глава государства, включая каждого члена кол­легиального органа, выполняющего функции главы государства в соответствии с конституцией; глава правительства во время его нахождения в иностранном государстве; министр иностран­ных дел в аналогичной ситуации; сопровождающие названных должностных лиц члены их семьи; представитель государства или иное должностное лицо, имеющее право на специальную защиту; должностное лицо или иной агент межправительствен­ной международной организации, имеющие право на специаль­ную защиту; проживающие с такими лицами члены семьи.

Конвенция квалифицирует как преднамеренное преступ­ление совершение одного из следующих действий:

а) убийство, похищение или другое нападение против лично­сти или свободы лица, пользующегося международной защитой;

б) насильственное нападение на официальное помещение, жилое помещение или транспортные средства такого лица, уг­рожающее его личности и свободе;

в) угроза любого такого нападения;

г) попытка любого такого нападения;

д) соучастие в таком нападении.

В отличие от нормы российского уголовного законодатель­ства здесь предусмотрен более широкий перечень деяний и не принимается во внимание мотив действий. Конвенция презюмирует «серьезную угрозу поддержанию нормальных между­народных отношений», порождаемую любым подобным дея­нием.

К этому акту как бы примыкает принятая в конце 1994 г. Конвенция о безопасности персонала Организации Объединенных Наций и связанного с ней персонала ‘(имеются в виду и участники миротворческих операций ООН, исключая ситуации привлечения лиц в качестве комбатантов в случаях осуществ­ления принудительных действий по гл. VII Устава ООН, и со­трудники неправительственных организаций при оказании гу­манитарной помощи). Посягательства на представителей такого персонала должны быть признаны преступлениями по нацио­нальному уголовному законодательству.

Захват заложников. Это деяние, как и посягательство на лиц, пользующихся международной защитой, характеризуется как опасный акт международного терроризма. Первоначально международное право осуждало взятие заложников из числа гражданских лиц лишь в связи с вооруженными конфликтами;

соответствующие нормы были включены в Конвенцию о защи­те гражданского населения 1949 г. и в дополнительные протоко­лы 1977 г.

Международная конвенция о борьбе с захватом заложни­ков 1979 г., к которой СССР присоединился в 1987 г. следую­щим образом квалифицирует это деяние (ст. I): любое лицо, которое захватывает или удерживает другое лицо и угрожает убить, нанести повреждения или продолжать удерживать его для того, чтобы заставить государство, международную меж­правительственную организацию или какое-либо физическое или юридическое лицо совершить какой-либо акт в качестве условия для освобождения заложника, «совершает преступле­ние захвата заложников»; преступными признаются также по­пытка такого захвата и участие в захвате в качестве сообщни­ка. Поскольку речь идет о преступлении международного ха­рактера, в ст. 13 оговорено, что Конвенция не применяется в тех случаях, когда преступление совершено в пределах одного государства, когда заложник и предполагаемый преступник являются гражданами этого государства и когда предполагае­мый преступник находится на территории этого государства. Оговорка данной статьи определяет рамки сотрудничества го­сударств в борьбе с таким деянием, однако не препятствует государству предусмотреть в своем уголовном законодательст­ве ответственность за любые акты захвата заложников*.

* При введении в 1987 г. в соответствии с Конвенцией в наше уголовное законодательство нормы об ответственности за захват заложников (ст. 126′ УК РСФСР) указанное положение ее ст. 13 было механически перенесено в примечание к этой статье, что исключало применение нормы в ситуациях, ограниченных нашей территорией и нашим гражданством. Такое ничем не оправданное ограничение было упразднено в 1993 г. посредством исключе­ния из ст. 126 этого примечания. Нет подобного ограничения и в новом УК РФ (ст. 206).

Незаконный оборот наркотических средств и психотроп­ных веществ. Незаконные операции с наркотиками на протя­жении многих десятилетий были объектом международно-пра­вового воздействия. Применяемые ныне Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г. и Конвенция о психотропных веществах 1971 г. охватывают широкий спектр правового регу­лирования, включая меры контроля над этими средствами и веществами, меры борьбы против таких правонарушений, как культивирование и производство, хранение, продажа, покупка, ввоз и вывоз наркотических средств и психотропных веществ в нарушение существующих правил. Новый международно-пра­вовой акт — Конвенция ООН о борьбе против незаконного обо­рота наркотических средств и психотропных веществ, приня­тая в 1988 г. и подписанная СССР 19 января 1989 г., — провоз­глашает искоренение незаконного оборота коллективной обя­занностью государств. В ст. 3 дан подробный перечень дейст­вий, преднамеренное совершение которых квалифицируется как уголовное преступление. В числе наиболее серьезных — произ­водство, изготовление, экстрагирование, распространение, про­дажа, поставка на любых условиях, переправка, транспорти­ровка, импорт или экспорт любого наркотического вещества или психотропного средства в нарушение Конвенций 1961 и 1971 гг., которые сохраняют силу, а также культивирование опийного мака, кокаинового листа, растения каннабис в целях незаконно­го производства наркотических средств и др. Противоправны­ми считаются публичное подстрекательство или побуждение других к совершению подобных правонарушений, вступление в преступный сговор с целью совершения таких действий.

Российское уголовное законодательство предусматривает уголовную ответственность за такие деяния, как незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку либо сбыт наркотических, средств или психотропных веществ, за их хи­щение, за склонение к их потреблению, за незаконное культи­вирование запрещенных к возделыванию растений, содержа­щих наркотические вещества (ст. 228:—231 УК РФ). Комплекс­ное значение имеет федеральный закон о наркотических сред­ствах и психотропных веществах от 8 января 1998 г. Он уста­навливает основы государственной политики в сфере оборота наркотических средств и психотропных веществ ив области противодействия их незаконному обороту. Регламентация со­провождается отсылками к международным конвенциям.

Незаконный захват воздушного судна. Акты незаконного захвата или осуществление контроля над воздушным судном, находящимся в полете, как отмечено в Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, угрожают безопасно­сти лиц и имущества, серьезно нарушают воздушное сообще­ние и подрывают веру народов мира в безопасность граждан­ской авиации. Преступление характеризуется в ст. 1 следую­щим образом: незаконные, путем насилия, угрозы применения насилия либо иной формы запугивания, захват воздушного судна или осуществление над ним контроля, предпринятые любым лицом на борту воздушного судна, находящегося в полете, а •также попытка совершить одно из указанных действий или со­участие в нем. Для целей Конвенции судно считается находя­щимся в полете с момента закрытия всех внешних дверей по­сле погрузки до момента открытия любой из таких дверей для выгрузки.

Конвенция применяется только в том случае, если место ^взлета или место фактической посадки воздушного судна, на борту которого совершено преступление, находится вне преде­лов регистрации такого судна; при этом не имеет значения, со­вершало судно международный или внутренний полет. Однако норма об условиях применения Конвенции ни в коей мере не ограничивает государство в применении своего уголовного за­кона в тех случаях, когда все события происходят в пределах ^только этого государства. Так решен вопрос и в нашей стране:

уголовная ответственность не обусловлена отмеченными в Кон­венции факторами, относящимися к сотрудничеству государств, затрагивает любые случаи захвата и угона воздушного судна, причем находящегося не только в полете, но и на земле. Огра­ничительные положения Конвенции не влияют на националь­ную юрисдикцию.

www.bibliotekar.ru

Український юридичний портал

Основные составы международных преступлений определены Уставами Международных военных трибуналов, учрежденных после Второй мировой войны (Нюрнбергским и Токийским). Их универсальное значение было подтверждено Резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН 1946 и 1947 гг., а также Уставами трибуналов для Югославии и Руанды и Статутом Международного уголовного суда. В Уставах Нюрнбергского и Токийского трибуналов международные преступления подразделялись на три группы:

1) преступления против мира;

2) военные преступления;

3) преступления против человечности.

В соответствии со ст. 6 Устава Международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран (Нюрнбергского трибунала) к преступлениям против мира были отнесены: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений, или участие в общем плане или заговоре, направленных к осуществлению любого из вышеуказанных действий.

В Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г. «Определение агрессии» под агрессией понимается применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства или каким-либо иным способом, несовместимым с Уставом ООН.

Применение вооруженной силы государством первым в нарушение Устава ООН является prima facie свидетельством акта агрессии.

В качестве акта агрессии квалифицируются:

1) вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она ни носила, являющаяся результатом такого вторжения или нападения, или любая аннексия с применением силы территории другого государства или части ее;

2) бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия против другого государства;

3) блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства; нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы или морские и воздушные флоты другого государства;

4) применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращении действия соглашения;

5) действие государства, позволяющего, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другого государства, использовалась этим другим государством для совершения акта агрессии против третьего государства;

6) засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп и регулярных сил наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них.

Международным преступлением признано наемничество, которое согласно ст. 47 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающейся защиты жертв международных вооруженных конфликтов 1977 г., определяется как лицо, которое:

1) специально завербовано на месте военных действий или за границей для того, чтобы участвовать в вооруженном конфликте;

2) фактически принимает участие в военных действиях, руководствуясь главным образом желанием получить личную выгоду. При этом материальное вознаграждение должно существенно превышать вознаграждение, выплачиваемое комбатантам того же ранга и функций, входящим в состав вооруженных сил данной стороны. Форма вознаграждения может быть различной (регулярные или разовые выплаты, скажем, за каждого убитого и т.п.);

3) не является ни гражданином стороны, находящейся в конфликте, ни лицом, постоянно проживающим на территории, контролируемой стороной, находящейся в конфликте;

4) не входит в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте;

5) не послано государством, не являющимся воюющей стороной, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в состав вооруженных сил. Этим наемники отличаются от военных советников, направленных на службу в иностранную армию по специальному соглашению между государствами и не принимающих непосредственного участия в военных действиях.

Наемники являются военными преступниками и не могут ссылаться на положения Женевских конвенций 1949 г. На них не распространяется режим военного плена. Наемники привлекаются к ответственности как в рамках национальной юрисдикции, так и специально созданными международными трибуналами.

В соответствии с Конвенцией о запрещении вербовки, использования, финансирования и обучения наемников 1989 г. к наемникам относят не только лиц, непосредственно участвующих в вооруженных конфликтах, но и лиц, завербованных для участия в заранее запланированных актах насилия, направленных на свержение правительства какого-либо государства, подрыв его конституционного порядка или нарушение его территориальной целостности и неприкосновенности. Преступными признаются также действия лиц, осуществляющих вербовку, использование, финансирование и обучение наемников, а также покушение и соучастие в такого рода действиях.

Военные преступления представляют собой преступные нарушения законов или обычаев войны. Устав Нюрнбергского военного трибунала отнес к ним следующие преступления: убийства, истязания или увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированной территории; убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море; убийства заложников; разграбление общественной или частной собственности; бессмысленное разрушение городов или деревень; разорение, не оправданное военной необходимостью, и др.

Затем понятие военных преступлений было конкретизировано в Женевских конвенциях о защите жертв войны от 12 августа 1949 г.: об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях; об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море; об обращении с военнопленными; о защите гражданского населения во время войны.

К преступлениям против человечности относятся: убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим мотивам в целях осуществления или в связи с любым преступлением, подлежащим юрисдикции трибунала, независимо от того, являлись эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет.

Нюрнбергский перечень преступлений против человечности был дополнен Уставами трибуналов для Югославии и Руанды такими преступлениями, как пытки, заключение в тюрьму, изнасилования, преследования по расовым или религиозным мотивам.

Среди международных преступлений также следует отметить и геноцид, который согласно Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г. является, независимо от того, совершается он в мирное или в военное время, преступлением, нарушающим международное право. Под геноцидом (ст. II Конвенции) понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

1) убийство членов этой группы;

2) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

3) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

4) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;

5) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

По Конвенции наказуемы как сам геноцид, так и заговор с целью совершения геноцида, прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида, покушение на совершение и соучастие в геноциде.

Лица, обвиняемые в совершении геноцида, должны быть судимы судом того государства, на территории которого было совершено это деяние, или Международным уголовным судом.

Выделяют также и преступления международного характера (конвенционные преступления), составы которых предусмотрены конвенциями, обязывающими участвующие в них государства ввести соответствующие нормы в свое национальное уголовное право, и, соответственно, в случае конвенционных преступлений приговор выносится на основе национального уголовного права. В отличие от преступлений по общему международному праву, список конвенционных преступлений достаточно обширен, поэтому целесообразна их классификация:

1) преступления, являющиеся проявлением международного терроризма (захват воздушных судов и другие незаконные действия, направленные против безопасности гражданской авиации; захват заложников; преступления против лиц, пользующихся международной защитой; незаконные захват и использование ядерного материала; пиратство и другие незаконные акты, направленные против безопасности морского судоходства);

2) преступления, посягающие на свободу человека (рабство и работорговля; торговля женщинами и детьми). Так, согласно Конвенции относительно рабства 1926 г. (с изменениями 1953 г.) рабство — это состояние или положение человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них. Торговля невольниками включает в себя всякий акт захвата, приобретения или уступки человека с целью продажи его в рабство; всякий акт приобретения невольника с целью продажи его или обмена; всякий акт уступки путем продажи или обмена невольника, приобретенного с целью продажи или обмена, равно как и вообще всякий акт торговли или перевозки невольников (ст. 1). Государства — участники Конвенции обязались: пресекать торговлю невольниками; продолжать добиваться отмены рабства во всех его формах; принимать все меры для наказания этих правонарушений. В соответствии с Дополнительной конвенцией об упразднении рабства, работорговли и институтов и обычаев, сходных с рабством, 1956 г. должны быть отменены: долговая кабала, крепостное состояние, обычаи, сходные с рабством, в отношении женщин и детей. Преступлениями объявлены: работорговля; обращение другого лица в рабство или склонение к отдаче себя в рабство; покушение и соучастие в таких действиях; а также калечение, клеймение лиц, находящихся в подневольном состоянии;

3) преступления, посягающие на общественную, в том числе и экономическую, безопасность (загрязнение окружающей среды; незаконное приобретение и хранение огнестрельного оружия; дорожно-транспортные преступления; хулиганское поведение во время спортивных мероприятий; столкновение морских судов и неоказание помощи на море; разрыв или повреждение морского кабеля);

4) преступления, посягающие на здоровье населения и нравственность (незаконные производство и оборот наркотических и психотропных веществ; посягательство на культурные ценности народов; распространение порнографии);

5) преступления экономического характера (подделка денежных знаков; легализация преступных доходов; преступления, совершаемые в исключительной экономической зоне; преступления, совершаемые на континентальном шельфе).

radnuk.info

Конвенционные преступления (преступления международного характера)

Понятие и классификация конвенционных преступлений

В международном уголовном праве в качестве синонимов, определяющих одно юридическое явление, используются понятия: конвенционные преступления, преступления международного характера. Еще Д. Анцилотти объединял все эти понятия единым термином «международный деликт», под которым понимал любое нарушение обязательства, налагаемого в силу международно-правовой нормы, или противоречащее обещанию, данному одним государством другому, влекущее привлечение к уголовной ответственности [1] . По мнению Ф. Ф. Мартенса, «всякое преступление есть посягательство на общий правовой порядок, обнимающий все государства» [2] . «Право каждого образованного государства содержит в себе уголовно-правовые постановления, касающиеся разных нарушений международного права» [3] . «Государства обязаны на основе международного права преследовать определенные неправомерные деяния, которые регулируются отчасти общим международным правом, а отчасти международными договорами» [4] .

Конвенционные преступления, или преступления международного характера, предусмотрены международными договорами и относятся к деяниям с универсальной юрисдикцией. Каждое государство – участник соответствующего международного документа согласно принципу международного уголовного права о том, что определение преступления, признанного таковым международным уголовным правом, и применимых юридических возражений входит в сферу внутреннего законодательства государства, устанавливает уголовную ответственность за такое преступление с учетом особенностей своей правовой системы. Кодификация преступлений международного характера па настоящий момент еще не осуществлена [5] .

В 1979 г. И. И. Карпец определял преступления международного характера следующим образом: «Это деяния, предусмотренные международными соглашениями (конвенциями), не относящиеся к преступлениям против человечества, но посягающие на нормальные отношения между государствами и наносящие ущерб мирному сотрудничеству в разных областях отношений (экономических, социально-культурных, имущественных и т.п.), а также организациям, гражданам, наказуемые согласно нормам, установленным в международных соглашениях (конвенциях), ратифицированных в установленном порядке, либо согласно нормам национального уголовного законодательства в соответствии с этими соглашениями» [6] .

Преступления международного характера (конвенционные преступления) – посягательства на законные интересы и прерогативы нескольких или всех государств, вследствие чего представляющие международную общественную опасность, признаваемые таковыми по договоренностям между государствами, получая в многосторонних конвенциях соответствующую международную квалификацию [7] . «Путем международного соглашения государство может быть обязываемо к введению в свое национальное законодательство известных норм уголовного права» [8] . Эти преступления совершаются вне связи с государственной политикой. В отношении этих деяний заключаются специальные международные соглашения, в силу которых они и приобретают международный характер.

Международным договором признается соглашение между государствами независимо от его конкретного наименования [9] . Под международным договором, в значении источников международного права, понимаются обязательства любого рода, взаимно принимаемые на себя государствами, выражены ли они в трактатах и конвенциях или нотах и декларациях [10] . По сути, наименование международного договора не имеет принципиального значения для уголовного права [11] .

Преступления международного характера – деяния, состав которых определен международными договорами, обязывающими участвующие государства ввести соответствующие нормы в свое национальное законодательство. Это деяние конкретного физического лица, влекущее уголовную ответственность лишь для него вне политической или материальной ответственности государства. Преследование за него осуществляется по национальному праву при условии его адаптации в соответствии с нормами международного права на основании имплементации международного правового акта. Конвенции, устанавливающие ответственность за преступления международного характера, распространяют свое действие исключительно на государства, присоединившиеся к данным конвенциям.

Признаки преступлений международного характера:

а) помимо того, что они посягают на интересы юридических лиц и граждан, они также затрагивают интересы двух или нескольких государств;

б) эти преступления совершаются отдельными физическими лицами вне связи с политикой государства;

в) они влекут персональную уголовную ответственность в рамках национальной юрисдикции;

г) эти деяния признаются таковыми универсальными международными договорами;

д) противодействие этим преступлениям обусловлено потребностью государств в совместной защите своих интересов;

е) их общественная опасность высока в международном масштабе;

ж) их основной непосредственный объект – общеуголовный, а дополнительный – международный (ущерб международным отношениям причиняется попутно, как средство достижения менее значимой в мировом масштабе задачи);

з) правовое основание ответственности за них – инкорпорация международных нормативных актов в национальный закон;

и) в отличие от международных преступлений, ответственность за которые устанавливается актами международного права императивно (независимо от того, присоединилось ли государство к конвенции, имплементировало ли ее во внутреннее законодательство), ответственность за преступления международного характера основана на международных договорах, заключаемых добровольно (диспозитивность состоит в том, что если страна не присоединилась к конвенции, то и требования такого международного договора на это государство не распространяются, возможно присоединение к конвенции с определенными оговорками, подобные соглашения часто носят региональный характер);

к) ответственность за их совершение лишена политического элемента [12] .

Борьба с этими посягательствами включает в себя сочетание национально-правовых и международно-правовых средств. Отдельному виду преступлений, закрепленному в универсальном международном договоре, могут соответствовать до нескольких видов преступлений, предусмотренных национальным уголовным законодательством, которые могут отличаться друг от друга признаками их составов, не нашедшими своего отражения в составе, определенном в международном нормативном правовом акте. То есть международный стандарт устанавливает минимальную «планку» уголовно-правовой репрессии в противостоянии рассматриваемому виду международных деликтов; национальное же право может вполне «поднять эту планку» и развить вектор противостояния преступлению международного характера. Например, вместо одного состава преступления закрепить несколько составов (квалифицированных, особо квалифицированных, специальных и т.д.).

Преступление международного характера не может относиться к преступлениям против мира и безопасности человечества [13] . Общественная опасность таких деяний заключается не столько в характере и степени воздействия на международные отношения (фундаментальные основы мирового правопорядка не затрагиваются, имеет место лишь ущемление какой- либо стороны международных отношений), сколько в их международной распространенности.

В. П. Панов к преступлениям международного характера относит общеуголовные преступления, «осложненные иностранным элементом». И в зависимости от того, какой элемент состава преступления затрагивается данным «осложнением», предлагается следующая градация признаков таких преступлений:

1) по субъекту преступления – исполнители и их соучастники являются гражданами нескольких стран;

2) по объекту посягательства – он не всегда совпадает с местом совершения преступления;

3) по объективной стороне – она изначально закреплена в международных договорах в силу их международной общественной опасности и особых международных обязательств государств по борьбе с ними.

Критерием разграничения данных преступлений на виды автор предлагает принять объект преступного посягательства, степень общественной опасности и т.д. Их анализ позволяет вычленить и рассмотреть следующие виды деликтов:

1) преступления против стабильности международных отношений (международный терроризм; захват заложников; угон и захват самолетов и других авиатранспортных средств и иные деяния, совершенные на борту воздушного судна и в международных аэропортах; хищение ядерного материала; вербовка, использование, финансирование и обучение наемников, а также участие наемника в военных действиях; незаконное радио- и телевещание, пропаганда войны);

2) деяния, наносящие ущерб экономическому, социальному и культурному развитию государств (фальшивомонетничество; легализация преступных доходов; незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ; контрабанда; незаконная эмиграция; посягательство па культурные ценности);

3) преступные посягательства на личные права человека (рабство, работорговля; торговля женщинами и детьми; эксплуатация проституции третьими лицами; распространение порнографии; пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие человеческое достоинство виды обращения и наказания; насильственные исчезновения и др.).

4) преступления, совершаемые в открытом морс (пиратство (морской разбой); разрыв или повреждение морского кабеля или трубопровода; столкновение морских судов, неоказание помощи на море; загрязнение морской среды вредными веществами; нарушение правового режима континентального шельфа и особой экономической зоны; нарушение установленных правил морских промыслов);

5) военные преступления международного характера (применение запрещенных средств и методов ведения войны; насилие над населением в зоне военных действий; незаконное ношение или злоупотребление знаками Красного Креста и Красного Полумесяца; мародерство; дурное обращение с военнопленными; небрежное исполнение обязанностей по обращению с ранеными и больными военнопленными; совершение действий, направленных во вред другим военнопленным и др.) [14] .

За основу классификации преступлений международного характера И. В. Гетьман-Павлова приняла объект посягательства и предложила следующую градацию:

1) преступления, приносящие ущерб мировому сотрудничеству и нормальному осуществлению межгосударственных отношений (международный терроризм; бомбовый терроризм; финансирование терроризма; преступления против лиц, пользующихся международной защитой; захват заложников; акты незаконного вмешательства в деятельность гражданской авиации; незаконные акты, направленные против безопасности морского судоходства и стационарных платформ на континентальном шельфе (насилие на море, кроме пиратства); посягательства на безопасность ядерного материала). Эта группа деяний характеризуется повышенной общественной опасностью, она прямо или косвенно связана с терроризмом;

2) преступления, наносящие ущерб экономическому и социально-культурному развитию государств и народов (фальшивомонетничество; хищение культурных ценностей; загрязнение моря вредными веществами; незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ; разрыв или повреждение подводных кабелей и трубопроводов; пиратское радио- и телевещание; коррупция; транснациональная организованная преступность; отмывание доходов от преступной деятельности);

3) преступления, наносящие ущерб личности, личному и государственному имуществу, моральным ценностям и т.д. (столкновение судов и неоказание помощи на море; морское пиратство; рабство, работорговля или обычаи, сходные с рабством (принудительный труд), торговля людьми; эксплуатация проституции третьими лицами; распространение порнографических изданий) [15] .

Более сложную классификацию предложили И. И. Лукашук и А. В. Наумов, взяв за основу направленность причинения вреда соответствующим интересам и отношениям. Эта классификация уже рассматривалась нами в параграфе 3.2 настоящего учебника.

В юридической литературе отражено множество различных классификаций, которые с некоторыми вариациями повторяют тождественные моменты. На общем фоне выделяется классификация преступлений международного характера, предложенная А. К. Князькиной и А. И. Чучаевым [16] . В качестве критерия классификации был принят процесс юридического закрепления уголовной ответственности за данные деяния. Такая классификация позволяет установить процесс взаимосвязи и взаимовлияния международного и национального уголовного права, соответствия российского уголовного законодательства международным правовым актам, по которым у Российской Федерации есть соответствующие обязательства. Они выделяют:

1) непосредственно конвенционные преступления – ответственность за их совершение устанавливается национальным уголовным законодательством во исполнение международных договоров (конвенция первична, национальное право вторично, иерархическое подчинение второго первому);

2) преступления, ответственность за совершение которых первоначально была установлена в национальном законодательстве отдельных государств, а затем по данному вопросу была заключена конвенция, положения которой стали общеобязательными. Конвенционный характер деяние приобрело в силу особой значимости его для нескольких государств. Например, Международная конвенция по борьбе с подделкой денежных знаков (вначале национальное право первично, международный договор вторичен, но после его заключения все государства должны адаптировать свое внутреннее законодательство в соответствии со стандартами, сформулированными в нем; на данном этапе первичным становится международный договор, а национальное уголовное право – вторично);

3) преступления, ответственность за совершение которых была установлена на национальном уровне до принятия государством обязательств по международному договору, но вследствие подписания или присоединения к нему содержание уголовного запрета (состав преступлений) было изменено. Например, после ратификации Российской Федерацией Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма были внесены изменения в ранее действовавшие ст. 205 и 205.1 УК РФ;

4) преступления, ответственность за которые была установлена в связи с международным договором, но до принятия государством обязательств по нему (в превентивном порядке). Например, хотя Россия и не присоединилась к Европейской конвенции по защите домашних животных [17] , тем не менее редакция ст. 245 УК РФ соответствует требованиям данного международного акта;

5) преступления, предусмотренные международным договором, имеющим обязательную силу для государства, однако положения которого не имплементированы во внутреннее законодательство. Например, Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него [18] . Уголовное законодательство ни СССР/РСФСР, ни Российской

Федерации не содержало и не содержит такого состава преступления, следовательно, привлечение к уголовной ответственности в Российской Федерации за совершение деяний апартеида весьма проблематично.

  • [1] См.: Анцилотти Д. Курс международного права: в 2 т. Т. 1 / под ред. Д. Б. Левина. М., 1961. С. 394.
  • [2]Мартенс Ф. Ф. Современное международное право цивилизованных народов: в 2 т. Т. 2. СПб., 1883. С. 360.
  • [3] См.: Казанский П. Введение в курс международного права. Одесса, 1901. С. 176; Шуршалов В. М. Основные вопросы теории международного договора. М., 1959. С. 345.
  • [4]Фердросс А. Международное право / пер. с нем. Ф. А. Кублицкого, Р. Л. Нарышкиной; под ред. Г. И. Тункина. М., 1959. С. 148.
  • [5] См.: Иногамова-Хегай Л. В. Международное уголовное право. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003. С. 242.
  • [6]Карпец И. И. Преступления международного характера. С. 48.
  • [7] См.: Международное право / под ред. Г. И. Тункина. М., 1982. С. 356.
  • [8]Лист, Ф. фон. Международное право в систематическом изложении / пер с нем.; под ред. В. Э. Грабаря. Юрьев (Дерпт), 1902. С. 321.
  • [9] См.: Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 г.
  • [10] См.: Мартенс Ф. Ф. Современное международное право цивилизованных народов. Т. 1. С. 187.
  • [11] См.: Лукашук И. И. О наименованиях международных договоров // Вопросы теории и практики современного международного права. Вып. 3 / под ред. Л. А. Моджорян. М., 1960. С. 67-68.
  • [12] См.: Международное право: учебник для вузов / отв. ред. Г. В. Игнатенко, О. И. Тиунов. М., 1999. С. 445; Гетьман-Павлова И. В. Международное уголовное право и российское уголовное законодательство. М., 2004. С. 96–98; Международное публичное право / под ред. К. А. Бекяшева. М., 2005. С. 602; Бирюков Π. Н. Международное право. М., 2007. С. 103; Ромашев Ю. С. Концептуальная модель преступлений международного характера, совершаемых на море // Государство и право. 1999. № 12. С. 68–69.
  • [13] См.: Карпец И. И. Преступления международного характера. С. 48.
  • [14] См.: Ианов В. П. Международное уголовное право. М., 1997. С. 68–72.
  • [15] См.: Гетмюн-Павлова И. В. Международное уголовное право и российское уголовное законодательство. С. 20, 99–100.
  • [16] См.: Князькина А. К., Чучаев А. И. Конвенциональные преступления в Уголовном кодексе РФ и международных актах. М., 2007. С. 49.
  • [17] Принята в г. Страсбурге 13 ноября 1987 г. Вступила в силу 1 мая 1992 г.
  • [18] Принята резолюцией 3068 (XXVIII) Генеральной Ассамблеи ООН от 30 ноября 1973 г. Подписана от имени СССР 12 февраля 1974 г. Ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 15 октября 1975 г. Вступила в силу для СССР 18 июля 1976 г.

studme.org