Оспаривание права собственности на участок

Оспаривание права собственности на участок

ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

т ел.: (4822) 39-08-74,

Прием заявлений и жалоб ведется по адресам:

ул. Горького, д. 37, Тверь, 170026

пр-т Победы, д. 53, Тверь, 170028

Возможность предъявления иска о признании права или обременения отсутствующим закреплена в п. 52 совместного постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Тем не менее, до сих пор на практике сохраняется неопределенность относительно того, в каких именно случаях такой иск может считаться надлежащим способом правовой защиты.

Как разъяснил Верховный Суд РФ в названном Постановлении, государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП. В частности, если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о наличии или отсутствии права либо обременения недвижимого имущества, о возврате имущества во владение его собственника, о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки, то такие решения являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

В то же время решение суда о признании сделки недействительной, которым не применены последствия ее недействительности, не является основанием для внесения записи в ЕГРП.

В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

Из указанного следует, что предъявление иска о признании права отсутствующим является исключительным способом защиты и, несмотря на кажущуюся универсальность, подлежит использованию весьма ограниченно: такой иск может быть заявлен только в случае невозможности защиты права истца посредством использования таких способов защиты, как признание права или истребование имущества из чужого незаконного владения.

Рассматриваемый способ защиты права, как впрочем любой другой, в случае удовлетворения требований истца должен привести к восстановлению его нарушенных или оспариваемых прав.

Какие особенности нужно учесть при выборе этого способа защиты?

1. Признание права отсутствующим не применяется в случае, если права собственника могут защищаться иными способами посредством предъявления специальных исков.

Решением суда отказано в удовлетворении иска Администрации муниципального образования Потанинское сельское поселение Волховского муниципального района Ленинградской области к Г., Л., Т. о признании отсутствующим права собственности на часть общественно-торгового центра.

Судом установлено, что спорное имущество находится во владении истца, однако в ЕГРП его право собственности не зарегистрировано. Ответчики являются единственными лицами, за которыми зарегистрировано право собственности на спорное имущество.

Судебная коллегия по гражданским делам, оставляя решение без изменения, исходила из того, что в связи с отсутствием зарегистрированного права МО Потанинское сельское поселение на спорное имущество, истцом избран ненадлежащий способ защиты права в виде требования о признании зарегистрированного права собственности ответчиков на спорное имущество отсутствующим, поскольку истец в указанной ситуации не лишен возможности защитить свои права посредством предъявления иска о признании права.

Согласно п. 58 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности.

Как пояснил представитель истца, с иском о признании права собственности на спорное имущество администрация не обращалась.

(Определение Ленинградского областного суда от 28.02.2013 № 33-795/2013)

2. Возможность обращения в суд с требованием о признании права отсутствующим предоставлена лицу, в чьем владении находится спорное имущество. Поскольку избираемый способ защиты должен приводить к восстановлению права собственника, иск о признании права собственности отсутствующим не может быть заявлен невладеющим собственником, так как удовлетворение такого иска не приведет к восстановлению владения. В данной ситуации надлежащим способом защиты является предъявление виндикационного иска.

Гражданин А. обратился в суд с иском к Департаменту имущественных и земельных отношений, Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, сособственникам спорного земельного участка о признании отсутствующим права общей долевой собственности; возложении на Управление ФРС обязанности погасить в ЕГРП запись о праве собственности ответчиков на земельный участок, ссылаясь на незаконность постановки данного земельного участка на кадастровый учет, поскольку у ответчиков отсутствуют правоустанавливающие документы на земельный участок, т.к. Приказ Департамента имущественных и земельных отношений о предоставлении в общую долевую собственность земельного участка и договор купли-продажи указанного земельного участка признаны недействительными (ничтожными) решением суда. Росреестр отказал истцу в государственной регистрации прекращения права общей долевой собственности на спорный земельный участок, что послужило поводом для обращения в суд.

Отказывая в удовлетворении требований о признании права общей долевой собственности ответчиков на вышеуказанный земельный участок отсутствующим, суд первой инстанции исходил из того, что истцом избран ненадлежащий способ защиты.

Судебная коллегия согласилась с позицией нижестоящего суда, указав, что иск о признании права отсутствующим возможен лишь при фактическом владении истцом спорным имуществом и при отсутствии иных способов защиты.

Установлено, что А. не является ни собственником спорного земельного участка, ни фактическим владельцем. Истец не представил доказательств, подтверждающих его право на земельный участок, а также доказательств нарушения его прав записями о правах ответчиков на спорный земельный участки в ЕГРП.

Доводы истца о том, что зарегистрированное право ответчиков нарушает его право на приватизацию собственного участка, поскольку имеет место наложение границ смежных земельных участков, признаны необоснованными, т.к. оба земельных участка постановлены на кадастровый учет без установления границ.

(Определение Воронежского областного суда от 22.04.2014 № 33-2157/2014)

В другом случае суд удовлетворил иск Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Брянску к Н.А., ГУП Брянской области «Брянсккоммунэнерго» о признании зарегистрированного права собственности отсутствующим.

Судом было установлено, что распоряжением областного Комитета по управлению государственным имуществом четырехэтажное здание было передано на баланс районного ОВД. В ЕГРП содержатся сведения о регистрации права оперативного управления за УМВД на нежилое помещение площадью 2794,9 кв.м. За Н.А. зарегистрировано право собственности на помещение котельной площадью 83,9 кв.м.

Суд, рассматривая заявленный спор, пришел к выводу о том, что спорный нежилой объект (помещение котельной) находится во владении УМВД г. Брянска. Данный вывод суда был основан на пояснениях представителя истца, данных в судебном заседании.

В ходе рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции установлено, что помещение котельной находится во владении Н.А., который принял меры к осуществлению реконструкции нежилого помещения, получил технические условия о возможности подключения к сетям водоснабжения и водоотведения, технические условия на теплоснабжение, на электроснабжение, заключил договор возмездного оказания услуг по техническому присоединению к электрической сети. По его заказу выполнен проект реконструкции подвала под офисное помещение. В указанном помещении была разобрана кирпичная кладка и выполнена стяжка полов. Областным Управлением имущественных отношений ответчику предоставлялся в аренду земельный участок площадью 3018 кв. м, сроком на 11 месяцев, для использования встроенной котельной, нежилых помещений.

Принимая во внимание, что иск о признании права отсутствующим может быть заявлен только владеющим собственником спорного имущества, судебная коллегия пришла к выводу о том, что УМВД России по г. Брянску, избрало ненадлежащий способ защиты своего права, так как не является владельцем спорного помещения.

В результате решение было отменено, в удовлетворении иска отказано.

(Определение Брянского областного суда от 25.02.2014 № 33-74/14)

3. Иск о признании права отсутствующим возможен лишь при фактическом владении истцом и ответчиком одним и тем же спорным имуществом.

Б. обратилась в суд с иском к В. о признании права В. на участок с кадастровым номером 69:33:092201:7 отсутствующим.

В обоснование иска ссылалась на наличие на ее земельном участке с кадастровым номером 69:33:0000009:175 земельного участка с кадастровым номером 69:33:0092201:7, площадью 356 кв.м., принадлежащего Воробьевой З.В.

Решением суда данное требование удовлетворено. Признано отсутствующим право собственности В. на земельный участок в части его наложения площадью 186,0 кв.м. на земельный участок Б.

В ходе рассмотрения дела проведена судебная землеустроительная экспертиза, которой установлено, что имеется наложение границ земельных участков, площадь наложения составляет 186 кв.м.

Суд пришел к выводу о том, что право собственности В. на земельный участок с кадастровым номером 69:33:0092201:7 отсутствует в той части контура пашни (северная сторона), которая расположена на земельном участке Б., а именно, на площади наложения, размером 186,0 кв.м.

Отменяя данное решение о отказывая в удовлетворении требований, суд апелляционной инстанции указал, что иск о признании права отсутствующим возможен лишь при фактическом владении истцом и ответчиком одним и тем же спорным имуществом и при отсутствии иных способов защиты.

Из материалов дела усматривалось, что истец и ответчик являются собственниками двух земельных участков, имеющих разную категорию и разрешенное использование. Сведения о принадлежности сторонам одного и того же объекта недвижимости, отсутствуют. В связи с этим такой способ защиты как признание отсутствующим права собственности ответчика на земельный участок с кадастровым номером 69:33:0092201:7 не может быть использован истцом для защиты его прав, поскольку истцу и ответчику на праве собственности принадлежат разные объекты недвижимости; полное наложение границ указанных земельных участков отсутствует.

(Определение Тверского областного суда от 28.01.2014 № 33-334/2014)

4. Обязательным основанием иска о признании права отсутствующим является отсутствие у ответчика основания возникновения права и наличие такового у истца. Иными словами, признание права отсутствующим безусловно связано с необходимостью выводов в отношении материально-правового основания его возникновения.

Р.В.П. обратился в суд с иском к Р.А.В., З.Р.К. о признании права общей долевой собственности ответчиков на земельный участок и расположенный на нем жилой дом отсутствующим, признании за ним права собственности на земельный участок и жилой дом.

В обоснование заявленных требований указал, что в 1987 г. ему был предоставлен земельный участок на праве постоянного (бессрочного) пользования для строительства жилого дома и ведения подсобного хозяйства. Истцом был возведен жилой дом. Ответчики зарегистрировались в жилом доме, впоследствии в спорный дом вселился истец, и проживает в нем по настоящее время.

В 2013 г. ответчики зарегистрировали право общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок.

Истец полагал, что поскольку земельный участок был предоставлен ему, он своими силами и за счет своих средств возвел жилой дом на участке, несмотря на отсутствие государственной регистрации, у него возникло право собственности на спорные объекты недвижимости.

Решением суда в удовлетворении иска отказано.

Суд установил, что право общей долевой собственности на земельный участок зарегистрировано за ответчиками на основании выписки из похозяйственной книги, из которой следует, что ответчикам на праве постоянного (бессрочного) пользования принадлежит земельный участок. Право собственности ответчиков на жилой дом зарегистрировано на основании декларации об объекте недвижимого имущества.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, исходил из того, что основания возникновения права общей долевой собственности ответчиков на спорные жилой дом и земельный участок не оспорены, не признаны недействительными в порядке, установленном законом. Кроме того истцом не предоставлено суду допустимых и относимых доказательств возникновения у него именно права собственности на земельный участок и возведенный на участке жилой дом.

Оставляя решение без изменения, суд апелляционной инстанции указал, что обязательным основанием иска о признании права отсутствующим является отсутствие у другого лица (ответчика) титула (основания) возникновения данного права на конкретный объект и наличие такового у истца.

(Определение Новосибирского областного суда от 25.12.2014 № 33-10596/2014)

5. Предъявление иска о признании права отсутствующим возможно в случае, если право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами.

Б. обратился в суд с иском к С. о выделе принадлежащей ему на праве собственности 1/10 доли нежилого помещения в натуре, прекращении права общей долевой собственности.

С. обратился в суд со встречным иском о признании отсутствующим право собственности Б. на 1/10 долю указанного имущества. Указал, что в результате пожара здание было уничтожено. С. за счет собственных средств, построил новый объект недвижимого имущества — нежилое трехэтажное здание, Б. не участвовал в финансировании строительства нового объекта, кроме того он отказывается от возмещения затрат, понесенных С., пропорционального его доли. В настоящее время указанное нежилое здание находится в фактическом владении и пользовании С.

В судебном порядке за Б. признано право общей долевой собственности на указанное здание в размере 1/10. Запись о праве общей долевой собственности на данный объект недвижимости, внесена в ЕГРП. Наличие зарегистрированного права Б. на указанное здание нарушает право собственности С., поскольку создает угрозу распоряжения частью этого здания, путем выдела в натуре принадлежащей Б. доли в праве общей долевой собственности.

Решением суда в удовлетворении искового требования Б. отказано. Встречные исковые требования С. удовлетворены.

Отменяя решение, суд апелляционной инстанции указал, что предъявление иска о признании права отсутствующим возможно в случае, если право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами.

В данном же случае зарегистрированы доли в праве общей долевой собственности; на 1/10 доли зарегистрировано право Б., и не зарегистрировано право собственности на эту же долю за С.

Таким образом, С. избран ненадлежащий способ защиты права.

(Определение Иркутского областного суда от 19.12.2014 № 33-10476/2014)

6. Результатом удовлетворения требований истца о признании права отсутствующим должно быть восстановление его нарушенных или оспариваемых прав.

Истцы обратились в суд с иском к Г. и просили признать отсутствующим право собственности Г. на земельный участок площадью 2080,0 кв.м в части превышающей площадь 1500,0 кв.м с внесением соответствующих изменений в сведения ЕГРП; обязать Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Тверской области снять с кадастрового учета данный земельный участок; обязать Г. за счет собственных средств снести два забора между двумя земельными участками.

Требования мотивированы тем, что истцы являются жителями деревни Клещево, собственниками и пользователями жилых домов по улице 2-ая Гальяновка. Ответчиком в 1999 году приобретен земельный участок с кадастровым номером 69:15:0240502:55. По договору аренды на противоположной стороне улицы ему был предоставлен в аренду земельный участок с кадастровым номером 69:15:0240502:01. Ответчик объединил указанные участки, путем присоединения земельного участка общего пользования около 12,0 м шириной, равный ширине улицы 2-ая Гальяновка. В результате указанных действий улица превратилась в тупик, и истцы лишены возможности прохода и проезда через улицу. Незаконными действиями ответчика Г. увеличена площадь его земельного участка, и зарегистрировано право собственности на существующую дорогу.

Решением суда исковые требования оставлены без удовлетворения.

Отказывая истцам в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, исходил из того, что истцы не являются собственниками либо владельцами спорного земельного участка; отсутствуют доказательства нарушения ответчиком их прав как землепользователей.

Судебная коллегия оставила решение без изменения, указав, что истцами не представлено доказательств принадлежности им спорного земельного участка на каком-либо праве, в связи с чем их требование о признании отсутствующим на него права собственности ответчика и разрешение этого требования по существу не может повлиять на возникновение, изменение или прекращение их прав на указанный объект недвижимости.

(Определение Тверского областного суда от 09.04.2013 № 33-1224/2013)

1. Спор о признании права собственности отсутствующим не является публично-правовым и рассматривается в рамках искового производства.

Согласно п. 56 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», зарегистрированное право на недвижимое имущество не подлежит оспариванию путем заявления требований, подлежащих рассмотрению по правилам главы 25 ГПК РФ или главы 24 АПК РФ, поскольку в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, не может разрешаться спор о праве на недвижимое имущество.

2. Стороны по иску о признании права собственности отсутствующим.

— Истец — лицо, в чьем владении находится спорный объект и за которым зарегистрировано соответствующее право собственности;

— Ответчик — лицо, за которым зарегистрировано спорное право.

Государственный регистратор не является ответчиком по таким искам, поскольку не является субъектом материально-правовых отношений, связанных с правами на недвижимое имущество, не имеет притязаний на недвижимое имущество, а является органом, осуществляющим государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Однако государственный регистратор может быть привлечен к участию в таких делах в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора (п. 53 Постановления № 10/22).

3. На иски о признании права отсутствующим не распространяется исковая давность, поскольку такие иски по своей природе являются негаторными.

В соответствии со ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Согласно ст. 208 ГК РФ исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения.

Согласно абзацу третьему п. 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в силу абзаца пятого статьи 208 ГК РФ в случаях, когда нарушение права истца путем внесения недостоверной записи в ЕГРП не связано с лишением владения, на иск, направленный на оспаривание зарегистрированного права, исковая давность не распространяется.

В связи с тем, что предъявленный истцом иск о признании права отсутствующим был направлен на оспаривание зарегистрированного права ответчиков на спорное имущество, и, при этом, спорное имущество находится во владении истца, в силу ст. 208 ГК РФ на предъявленное исковое требование о признании права отсутствующим исковая давность не распространяется.

oblsud.twr.sudrf.ru

Оспаривание регистрации права собственности на земельный участок

В каком случае может возникнуть необходимость судебного оспаривания права собственности на землю? Оспаривание регистрации права собственности на земельный участок допустимо после получения отказа регистрирующего органа исполнительной власти на изменение сведений о собственнике недвижимого имущества. Полученный отказ будет свидетельствовать о соблюдении добровольного порядка урегулирования земельного спора. Следующим этапом является судебная защиты права собственности на земельные участки.

В защиту земельных прав подается иск о признании права собственности на землю с отменой государственной регистрации прав на соответствующее недвижимое имущество. Кроме искового порядка урегулирования земельного спора, в суд могут обратиться лица, чьи права собственности нарушены принятым решением о государственной регистрации права собственности на земельный участок. В таком случае заинтересованному лицу необходимо обращаться в суд с заявлением в порядке особого производства. В первом случае требуется наличие спора о праве собственности на недвижимое имущество, во втором – имеет место факт несогласия с принятым решением или действием должностных лиц уполномоченной организации.

Регистрация права собственности на землю требует оспаривания в судебном порядке, когда при регистрации были нарушены права третьих лиц, претендующих на спорный земельный участок. К примеру, лица обратились с необходимым пакетом документов с целью приватизации земельного объекта, но уполномоченный орган отказал в заключении соответствующего договора, сославшись на ранее оформленное право собственности на часть земли. То есть, имеет место незаконное оформление в собственность части чужого земельного участка, которое при государственной регистрации права собственности не было соответствующим образом проверено должностными лицами и не подтверждено заявителями документально.

В таком случае, мы будем иметь дело именно с исковым оспариванием регистрации права на земельный участок, так как на стороне ответчика будет выступать действующий собственник спорного объекта недвижимого имущества. Для защиты права собственности в суде истцу потребуется не только грамотно обоснованный иск об оспаривании прав на земельный участок, но и доказательства, подтверждающие доводы о незаконности процесса регистрации и наличия права собственности истца на спорный объект недвижимости.

Со своей стороны юристы «ЮК ТРИУМФ» осуществляют подбор нормативной базы и судебной практики по аналогичным делам, подготавливают документы в суд, а также передают для принятия земельного дела судом к своему производству. При необходимости будет установлен размер госпошлины, подлежащий оплате при подаче иска в суд. Ведение дела до вынесения судебного акта также может быть включено в обязанности юриста по недвижимости. Если на руках имеется акт судебной власти, с которым трудно согласиться, тогда юрист возьмет на себя обязанность по обжалованию решения в суд вышестоящей инстанции.

Телефон для справок и предварительной записи на юридическую консультацию в «ЮК ТРИУМФ»: +7 (495) 510-77-28.

www.jur-expert.ru

Арбитражный суд Кабардино-Балкарской Республики

Обзор судебной практики по делам об оспаривании права собственности на недвижимое имущество


ОБЗОР

судебной практики

Арбитражного суда Кабардино-Балкарской Республики

по делам об оспаривании права собственности на недвижимое имущество,

государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним,

оспаривании отказа в государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, рассмотренным в 2007 г.

В случае спора о праве собственности на новую вещь, предметом доказывания является факт создания имущества для лица, претендующего на признание права собственности, а также силами либо собственными средствами данного лица.

Закрытое акционерное общество работников народного предприятия обратилось в арбитражный суд с иском к администрации поселкового совета о признании права собственности на часть административного здания, расположенного в поселке. Истец указал, что спорный объект построен полностью за счет его правопредшественника — колхоза.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, в иске истцу отказано.

Судебные акты мотивированы тем, что строительство административного здания частично профинансировано государством для размещения в нем сельского совета, который занимает спорное помещение с момента ввода в эксплуатацию как собственное, доказательств использования им спорных помещений на ином праве не представлено.

Основанием возникновения (приобретения) права собственности на новую вещь согласно статье 218 Гражданского кодекса Российской Федерации является создание ее лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов. Из содержания названной нормы следует, что в случае спора о праве собственности на новую вещь, предметом доказывания является факт создания имущества для лица, претендующего на признание права собственности, а также силами либо собственными средствами данного лица.

Акт государственной комиссии по приемке объекта и факт нахождения здания на балансе общества сами по себе не подтверждают наличие у истца права собственности на все здание. Представленный истцом акт государственной комиссии о принятии в эксплуатацию административного здания колхоза не содержит сведений о заказчике, местонахождении и о том, за чей счет осуществлялось строительство.

В материалы дела представлены доказательства, подтверждающие, что строительство здания осуществлялось и с целью размещения в нем сельского совета. Согласно распоряжению Совета Министров республики от 21.03.1973 районному исполкому выделено 25 тыс. рублей на оплату задолженности по строительству административного здания сельсовета. С момента ввода здания в эксплуатацию администрация занимает спорные помещения как собственные, доказательств использования ответчиком спорных помещений на ином праве не представлено.

Иск о признании права подлежит удовлетворению только в случае установления правовых оснований для обладания истцом спорной вещью на заявленном им праве.

Муниципальное унитарное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к администрации района и администрации поселка о признании права собственности на материальные активы и основные средства, находящиеся на собственном балансе (оборудование и недвижимость).

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением кассационной инстанции, в иске истцу отказано.

Суд исходил из того, что спорное имущество не может принадлежать на праве собственности предприятию, так как согласно данным соответствующего реестра является муниципальной собственностью.

Нахождение на балансе предприятия указанного имущества не является безусловным основанием возникновения права собственности, унитарное предприятие обладает имуществом лишь на праве хозяйственного ведения.

Кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства неправомерного изъятия имущества собственником.

Из имеющегося в деле акта приема-передачи следует, что спорное имущество, изъятое из хозяйственного ведения истца на основании распоряжения администрации села, передано иному муниципальному унитарному предприятию. Указанный ненормативный акт не отменен и не оспорен истцом или иными заинтересованными лицами.

Сделка по распоряжению самовольной постройкой является ничтожной.

Общество с ограниченной ответственностью (далее — общество) обратилось в арбитражный суд с иском к закрытому акционерному обществу работников народного предприятия (далее — предприятие) с требованиями произвести государственную регистрацию перехода к обществу права собственности на недвижимое имущество, полученное от предприятия по соглашению в счет погашения задолженности по договору займа, а также об обязании регистрационной службы зарегистрировать право собственности за обществом на указанные объекты.

В обоснование исковых требований общество ссылалось на отказ управления в государственной регистрации права собственности и уклонения предприятия от государственной регистрации перехода права (пункт 3 статьи 551 Гражданского кодекса РФ).

Предприятием заявлен встречный иск о признании недействительным соглашения о передаче имущества ввиду того, что спорное имущество является самовольной постройкой, не находится в гражданском обороте и не может быть предметом сделки по отчуждению.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, отказано в первоначальном иске, встречный иск удовлетворен.

Суд установил, что спорные объекты возведены предприятием за счет собственных средств хозяйственным способом, в отсутствие разрешения на строительство, согласований с соответствующими контролирующими органами и отведения земельного участка под строениями.

С учетом этого спорные объекты недвижимости признаны судом самовольной постройкой (статья 222 Гражданского кодекса РФ), право собственности на которые не возникло у предприятия.

В соответствии со статьями 168, 209, 222 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка по распоряжению имуществом, изъятым из оборота, либо совершенная неуполномоченным лицом, ничтожна, не влечет у приобретателя такого имущества права собственности, соответственно заключенное сторонами соглашение о передаче имущества является ничтожной сделкой, и переход права собственности по ничтожной сделке не подлежит государственной регистрации.

Право собственности на самовольную постройку не может быть признано при отсутствии надлежащих доказательств того, что сохранение постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан.

Предпринимателем заявлен иск к администрации сельского поселения о признании права собственности на коммерческий магазин с гостиницей площадью 375,65 кв. м. и земельный участок площадью 226,35 кв. м. под строением.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в иске истцу отказано.

Из материалов дела следует, что постановлением главы администрации сельского поселения истцу выделен земельный участок площадью 100 кв. м. для строительства магазина. Администрацией района истцу разрешено строительство магазина площадью 135 кв. м. Истец же построил магазин и пристрой для использования под гостиницу, и обратился в арбитражный суд с иском о признании права собственности на коммерческий магазин с гостиницей площадью 375,65 кв. м. и земельный участок площадью 226,35 кв. м.

Судебные инстанции пришли к выводу, что пристройка к магазину — гостиница является самовольной постройкой.

Согласно статье 222 Гражданского кодекса Российской Федерации самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой : продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки.

Истцом не предоставлено доказательств того, что сохранение постройки не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц и не создает угрозу жизни и здоровью граждан (акт приемки в эксплуатацию не утвержден и касается только магазина). Дополнительный земельный участок под гостиницу истцу не предоставлен. В связи с этим в иске отказано.

Если продавец не является собственником имущества, договор купли-продажи является ничтожной сделкой.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к Министерству по управлению государственным имуществом и земельным ресурсам Кабардино-Балкарской Республики о признании права собственности на часть нежилых помещений в здании. В обоснование требований истец сослался на заключенный с иной фирмой договор купли-продажи указанных помещений от 04.05.1991 г.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями апелляционной инстанции и кассационной инстанции, в иске отказано.

Судебные инстанции исходили из того, что согласно сведениям из реестра государственного имущества Кабардино-Балкарской Республики спорное помещение является объектом государственной собственности. Следовательно, договор купли-продажи, на который ссылается истец, является ничтожной сделкой, так как продавец не являлся собственником имущества. В силу статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации такая сделка не влечет юридических последствий, право собственности на спорное имущество не возникает.

Представленная истцом выписка из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, в котором отсутствуют зарегистрированные права на спорную часть помещений, оценена судебными инстанциями как не противоречащая выписке из реестра государственного имущества, так как в соответствии с положениями пункта 1 статьи 6 Федерального закона от 21.07.1997г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в силу названного Федерального закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной настоящим Федеральным законом. Государственная регистрация таких прав проводится по желанию их обладателей.

Поскольку с момента ввода в эксплуатацию и на момент разграничения собственности спорные помещения являются государственной собственностью, у общества, занимающего спорные помещения, отсутствуют правовые основания для возникновения права собственности на спорное помещение.

Министерство культуры и информационных коммуникаций обратилось с иском к республиканскому отделению учебно-производственного предприятия всероссийского общества слепых (далее — общество) о признании недействительной государственной регистрации за ответчиком права собственности на помещение Республиканской библиотеки для слепых.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанций, регистрация права собственности за обществом слепых на нежилое помещение признана недействительной.

В силу статьи 2 Федерального закона от 21.07.1997г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация является юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Зарегистрированное право может быть оспорено в судебном порядке. Оспаривание зарегистрированного права означает доказывание отсутствия оснований для регистрации права.

Как установлено судебными инстанциями, решением исполкома городского совета от 09.01.1968г. республиканскому отделению Всероссийского общества слепых отведен земельный участок под строительство жилого многоквартирного дома, на первом этаже которого планировалось разместить библиотеку. Актом государственной комиссии от 26.07.1972г., утвержденным решением исполкомом горсовета от 29.08.1972г., данный жилой дом принят в эксплуатацию.

28.08.2004г. Обществу выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на встроенное нежилое помещение, в котором расположена Республиканская библиотека для слепых.

В то же время на основании постановления правительства республики помещения Республиканской библиотеки для слепых приняты безвозмездно в государственную собственность республики из муниципальной собственности города. В последующем помещения переданы на баланс Министерства культуры на праве оперативного управления.

Основанием для государственной регистрации права собственности Общества на спорное помещение в свидетельстве о государственной регистрации указано решение местной администрации и акт государственной приемочной комиссии от 21.09.1972г. Однако данные документы могли свидетельствовать, в частности, о возникновении права на сданный в эксплуатацию объект только у заказчика, но не у учрежденного им или его правопреемником юридического лица.

Ответчик не представил документов, подтверждающих приобретение им права собственности по установленным гражданским законодательством основаниям (пункт 1 статьи 66, пункт 3 статьи 213, глава 14 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Кроме того, согласно статье 218 Гражданского кодекса Российской Федерации основанием возникновения (приобретения) права собственности на новую вещь является создание ее лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов. Из содержания названной нормы следует, что в случае спора о праве собственности на новую вещь, предметом доказывания является факт создания имущества для лица, претендующего на признание права собственности, а также силами либо собственными средствами данного лица.

Материалы дела свидетельствовали, что строительство спорного помещения библиотеки для слепых велось за счет отчислений от капитальных вложений, выделяемых на жилищное строительство независимо от источника финансирования, поэтому в силу Постановления Верховного Совета РФ от 27.12.1991 года № 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность» и приложения №3 к нему, данное строение отнесено к муниципальной собственности.

Помещения библиотеки безвозмездно переданы из муниципальной собственности города в собственность республики. Доказательств финансирования Всероссийским обществом слепых возведения спорных помещений не представлено. Библиотека находится у Министерства культуры на праве оперативного управления. Кроме того, ответчик не приобрел вещное право на спорный объект, так как нежилое помещение не внесено в уставной капитал общества его единственным участником — Всероссийским обществом слепых.

При определении уровня собственности имущества, используемого в процессе деятельности государственных организаций, исходят из того, что все имущество, которое в установленном законом порядке предоставлялось и использовалось государственной организацией в процессе своей деятельности, должно относиться к одному уровню собственности. Отнесение нежилых помещений к одному уровню собственности, а иных материальных объектов (оборудования) к другому недопустимо, поскольку нарушает имущественный комплекс, на основе которого была создана и функционирует организация.

Поскольку изначально, с момента ввода в эксплуатацию и на момент разграничения собственности, спорные помещения в установленном законом порядке были предоставлены библиотеке, имущество которой является государственной собственностью, фактически находились в ее владении, у общества отсутствуют правовые основания для возникновения права собственности на спорное помещение.

Внесение платы третьим лицам не доказывает выкуп арендованного имущества.

Обществом с ограниченной ответственностью «Дом моды» заявлен иск о признании незаконными действий Департамента по управлению городским имуществом по внесению здания Дома моды в реестр муниципальной собственности.

Истец в качестве доказательств своего права на здание представил договор аренды с правом выкупа от 12.07.1989 г., заключенный между производственным объединением, на балансе которого числилось здание, и трудовым коллективом работников республиканского Дома моды, устав арендного предприятия «Республиканский Дом моды» с решением о его регистрации, распоряжение Государственного комитета республики по управлению государственным имуществом от 10.02.1993 г. №114 о проведении приватизации Дома моды и признании за трудовым коллективом права выступать в качестве покупателя, копии платежных поручений и квитанций отделений Сбербанка России, которыми, по мнению истца, подтверждено внесение выкупных платежей за арендованное имущество, уплата в бюджет налога на имущество и внесение государственной пошлины за приватизацию. Ссылаясь на истечение срока хранения бухгалтерских документов, истец заявил, что часть платежных документов, подтверждающих внесение выкупных платежей, утрачена.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционной инстанцией, в иске истцу отказано.

Суд пришел к выводу, что представленными документами не доказан выкуп и приватизация здания Дома моды. Согласно Указу Президента Российской Федерации от 14.10.1992 г. № 1230 «О регулировании арендных отношений и приватизации имущества государственных и муниципальных предприятий, сданного в аренду» (п.п. 2, 3, 5) договоры аренды, заключенные до введения в действие Указа, подлежали переоформлению и правопреемниками по таким договорам аренды, в том числе с правом выкупа, являются комитеты по управлению имуществом; выкуп имущества, сданного в аренду, осуществляется арендаторами, организационно-правовая форма которых приведена в соответствие с Законом РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности».

Арендное предприятие в надлежащем порядке не было преобразовано, представленными копиями платежных документов внесение в бюджет платы за основные фонды не подтверждено (внесение платы третьим лицам не доказывает выкуп арендованного имущества), распоряжение Государственного комитета республики по управлению государственным имуществом № 114 от 10.02.1993 г. свидетельствует о намерении провести приватизацию Дома моды и признает право трудового коллектива выступить покупателем, но не подтверждает проведение приватизации, так как план приватизации не утвержден, договор купли-продажи не заключен, свидетельство о государственной регистрации отсутствует.

Поскольку спорное здание не было приватизировано в установленном порядке, департамент по управлению городским имуществом имел право распоряжаться этим имуществом, в том числе сдавать в аренду истцу.

Суд признал правомерным включение здания Дома моды в реестр муниципальной собственности исходя из положений Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 г. №3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность».

Осуществление приватизации государственного и муниципального имущества способами, отличными от способов, установленных Законом о приватизации, не допускается, а соответствующие сделки приватизации являются ничтожными.

Министерство по управлению государственным имуществом и земельным ресурсам (далее — министерство) обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью (далее — общество) об обязании возвратить в собственность республики комплекс объектов недвижимости в связи с истечением срока договора доверительного управления спорным имуществом.

Общество предъявило встречный иск и просило обязать министерство исполнить пункт договора доверительного управления о передаче в собственность общества спорного имущества, являющегося предметом доверительного управления.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда кассационной инстанции, первоначальный иск удовлетворен по тем основаниям, что заключенный истцом и ответчиком договор доверительного управления спорным имуществом прекратил свое действие, и в силу статьи 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, находящееся в доверительном управлении, передается учредителю управления.

В удовлетворении встречного иска отказано с указанием на ничтожность пункта договора доверительного управления, предусматривающего переход в собственность общества имущества, переданного в доверительное управление после окончания срока, на которое оно введено.

Указанное условие фактически означает приватизацию республиканского имущества. Однако статья 13 Федерального закона «О приватизации государственного и муниципального имущества» не предусматривает такого способа приватизации.

Противоречия между документами, представленными для государственной регистрации права, являются основанием для отказа в регистрации.

Закрытое акционерное общество (далее — общество) обратилось в арбитражный суд с иском к регистрационной службе об обязании зарегистрировать право собственности на нежилые помещения.

Общество считало отказ в государственной регистрации незаконным, поскольку право собственности истца подтверждено распоряжением Кабинета Министров республики, которым разрешено Государственному комитету по управлению государственным имуществом республики произвести безвозмездную передачу в собственность правопредшественнику истца, в счет изъятых у него производственных площадей, объекты государственной собственности, в том числе спорные помещения; распоряжением Государственного комитета по управлению государственным имуществом республики о передаче указанных помещений, а также свидетельством о праве собственности, выданным Фондом государственного имущества республики.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены. Суд первой инстанции пришел к выводу, что представленные истцом на государственную регистрацию права собственности документы соответствуют требованиям Закона о государственной регистрации и являются основанием для государственной регистрации соответствующего права.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении требований отказано.

Статья 20 Федерального закона от 21.07.1997г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» предусматривает, что в государственной регистрации прав может быть отказано в случаях, если документы, представленные на государственную регистрацию прав, по форме или содержанию не соответствуют требованиям действующего законодательства; лицо, выдавшее правоустанавливающий документ, не уполномочено распоряжаться правом на данный объект недвижимого имущества; правоустанавливающий документ об объекте недвижимого имущества свидетельствует об отсутствии у заявителя прав на данный объект недвижимого имущества; не представлены документы, необходимые в соответствии с настоящим Федеральным законом для государственной регистрации прав; имеются противоречия между заявленными правами и уже зарегистрированными правами.

В соответствии с пунктом 1 статьи 18 Федерального закона от 21.07.1997г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» документы, устанавливающие наличие, возникновение, прекращение, переход, ограничение (обременение) прав на недвижимое имущество и представляемые на государственную регистрацию прав, должны соответствовать требованиям, установленным законодательством Российской Федерации, и отражать информацию, необходимую для государственной регистрации прав на недвижимое имущество в Едином государственном реестре прав. Указанные документы должны содержать описание недвижимого имущества и, если иное не установлено настоящим Федеральным законом, вид регистрируемого права и в установленных законодательством случаях должны быть нотариально удостоверены, скреплены печатями, должны иметь надлежащие подписи сторон или определенных законодательством должностных лиц.

В соответствии с пунктом 35 Приказа Министерства юстиции от 01.07.2002г. № 184 регистрационной службой проведена правовая экспертиза документов, представленных для государственной регистрации, в результате которой установлено, что имеются противоречия между представленным истцом свидетельством, выданным Фондом государственного имущества республики (как документ являющийся основанием для регистрации), в котором указана площадь 912 кв.м, и представленным техническим паспортом спорного помещения, в котором указано, что площадь составляет 454.2 кв.м.

При указанных обстоятельствах отказ в государственной регистрации права является обоснованным.

Свидетельство о государственной регистрации права не является актом, который может быть оспорен в арбитражном суде.

Районное потребительское общество обратилось с иском о признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права собственности.

Производство по делу прекращено на основании пункта 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В силу статьи 2 Закона №122-ФЗ от 21.07.1997г. «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация является юридическим актом признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации.

По смыслу названной статьи в судебном порядке может быть оспорено зарегистрированное право, а не свидетельство о регистрации.

Свидетельство, подтверждающее внесение объекта в Единый государственный реестр прав, служит целям учета объектов и не может нарушать чьих-либо прав, в связи, с чем его оспаривание не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

При наличии обеспечительных мер в виде запрета на регистрацию прав и сделок в отношении недвижимого имущества отказ регистрационной службы является правомерным, несмотря на то, что договор купли-продажи подписан и исполнен до принятия обеспечительных мер.

Общество с ограниченной ответственностью (далее — Общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения регистрационной службы об отказе в государственной регистрации перехода от третьего лица к истцу права собственности на нежилые здания.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении требований отказано.

Отказ в регистрации перехода права признан правомерным, учитывая, что до обращения Общества в регистрационную службу, в рамках дела о банкротстве третьего лица судом были приняты обеспечительные меры в виде запрета на регистрацию и перерегистрацию прав и сделок на недвижимое имущество, принадлежащее в настоящее время и принадлежавшее ранее третьему лицу, в том числе расположенное вне юридического адреса должника.

Судебными инстанциями не принят довод заявителя о том, что договор купли-продажи имущества был заключен до поступления в арбитражный суд заявления о признании третьего лица несостоятельным (банкротом), поскольку право собственности возникает у приобретателя недвижимого имущества с момента государственной регистрации перехода права собственности, а не с момента передачи вещи.

askb.arbitr.ru