Оправдан в кассации

Вторая кассация как необходимое явление

В начале своей лекции Александр Халиулин напомнил, что формулировки главы 47.1 УПК РФ о производстве в кассационной инстанции являются сравнительно новыми для российского законодательства, поскольку данная глава действует в полном объеме всего три года, с 1 января 2014 г. Он обратил внимание на установленные главой 47.1 УПК РФ основания для отмены вступившего в законную силу решения суда – существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, которые повлияли на исход дела.

Спикер отметил, что Конституционный Суд РФ считает правомерным отсутствие закрытого перечня нарушений, которые можно считать существенными. В ряде своих определений, в частности от 17 февраля 2015 г. № 301-О, КС РФ подтвердил ранее сделанный в постановлении от 17 июля 2002 г. № 13-П вывод о том, что использование законодателем такой характеристики обусловлено тем, что наличие разнообразных обстоятельств делает невозможным установление их закрытого перечня. Предоставление суду свободы усмотрения при решении вопроса о наличии или отсутствии оснований признания нарушений существенными при условии единообразного толкования норм не противоречит конституционному принципу доступности правосудия.

Лектор добавил, что в целях единообразного толкования норм главы 47.1 УПК РФ Верховный Суд РФ принял постановление Пленума от 28 января 2014 г. № 2 о применении норм главы 47.1 УПК РФ, регулирующих производство в суде кассационной инстанции. При этом в постановлении не был решен ряд вопросов, урегулированных в первой редакции проекта, но исключенных при втором чтении в связи с тем, что судьи ВС РФ сочли их спорными.

Во второй части своего выступления Александр Халиулин на примерах из практики Верховного Суда РФ и верховных судов республик, краев, областей рассказал о том, что понимается судами кассационной инстанции под существенными нарушениями норм уголовного и уголовно-процессуального права.

В частности, суд кассационной инстанции вправе отменить судебные акты нижестоящих судов, если судом первой или апелляционной инстанции были нарушены нормы уголовно-процессуального закона при исследовании фактических обстоятельств дела. Так, ВС РФ отменил все судебные акты судов Новосибирской области, вынесенные по делу, в котором обвиняемая была осуждена за убийство из мести за нанесенные ей побои. При этом суды не учли, что обвиняемая совершила убийство после того, как потерпевший нанес ей телесные повреждения, предпринял попытку изнасиловать и задушить ее. Суды не приняли во внимание ее показания и имевшееся в материалах дела заключение судебно-медицинского эксперта, зафиксировавшее у обвиняемой многочисленные телесные повреждения. При повторном рассмотрении дела суд первой инстанции переквалифицировал обвинение на убийство с превышением пределов необходимой обороны.

К существенным нарушениям, влекущим отмену судебных актов в порядке кассации, относится необеспечение обвиняемому права на защиту и на переводчика. Так, был отменен приговор по делу осужденного гражданина Республики Беларусь в связи с тем, что, предоставив ему устного переводчика при допросе, следственные органы не обеспечили письменного перевода на белорусский язык процессуальных документов. Дело было возвращено прокурору для устранения препятствий в порядке ст. 237 УПК РФ. Были отменены приговор районного суда и апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда, дело направлено на новое рассмотрение в связи с тем, что адвокат уклонилась от оказания юридической помощи обвиняемому. Адвокатская палата Санкт-Петербурга прекратила полномочия адвоката.

Подлежат отмене определения судов апелляционной инстанции, вынесенные с нарушением правил о составе суда, рассматривающего дело. В частности, Приморский краевой суд отменил определение суда апелляционной инстанции, поскольку апелляционная жалоба была рассмотрена единолично судьей, хотя преступление относится к категории тяжких. Дело направлено на новое апелляционное рассмотрение в ином составе.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ по уголовным делам отменяет постановления судов кассационных инстанций при нарушении ими правила о том, что пересмотр в кассационном порядке, ухудшающий положение осужденного, возможен только в случае, когда повлиявшие на исход дела существенные нарушения закона искажают суть правосудия. Так, отменены постановление Президиума Новосибирского областного суда и второе апелляционное определение, принятое после возвращения дела на повторное рассмотрение в апелляционную инстанцию. Оставлено в силе первое апелляционное определение, которым отменен приговор суда первой инстанции, активное содействие раскрытию преступления признано смягчающим обстоятельством, и назначено условное наказание.

В третьей части выступления Александр Халиулин отметил, что, хотя авторы главы 47.1 УПК РФ ставили задачу ограничить обжалование судебных решений в порядке кассации, в настоящее время Верховный Суд РФ занимает иную позицию. Это связано с наличием большого количества судебных ошибок, которые допускаются судами первой инстанции и не всегда устраняются в апелляции. Поэтому, подчеркнул спикер, говорить о суде кассационной инстанции как об исключительном явлении оснований нет. Необходимость сохранения функции Верховного Суда РФ как второй кассации очевидна, поэтому данные положения в УПК РФ, по мнению Александра Халиулина, будут сохранены.

www.advgazeta.ru

Верховный суд отклонил очередную кассацию Лошагина

Верховный суд России отказал в рассмотрении кассационной жалобы уральскому фотографу Дмитрию Лошагину, осужденному на 10 лет за убийство жены-модели Юлии Прокопьевой, сообщили Znak.com в Верховном суде РФ.

Кассационную жалобу подавал столичный адвокат Лошагина Александр Добровинский. Сторона защиты обжаловала решение Свердловского областного суда, оставившего в силе обвинительный приговор Лошагину, вынесенный судьей Октябрьского районного суда Екатеринбурга Александрой Евладовой в июне 2015 года. В сентябре 2015 года Свердловский суд, рассмотрев апелляцию Лошагина и его адвокатов, признал приговор первой инстанции законным, но при этом сократил на два месяца срок наказания до 9 лет и 10 месяцев.

Обгоревшее тело фотомодели Юлии Прокопьевой было обнаружено в лесу на 13-м километре Старомосковского тракта летом 2013 года. Все улики против Лошагина были косвенными. Это признавало даже следствие. Сам Лошагин категорически отрицает свою причастность к убийству, указывая, что это могли сделать некие люди, связанные с земельным бизнесом в пригороде Екатеринбурга.

В ходе первого рассмотрения дела Лошагина в Октябрьском райсуде судья Эдуард Измайлов оправдал фотографа, сочтя его вину недоказанной. Однако в феврале 2015 года приговор был отменен в апелляционной инстанции Свердловского областного суда и отправлен на новое рассмотрение в тот же районный суд. Второй процесс вела судья Александра Евладова, которая на тех же материалах дела, признала Лошагина виновным и приговорила к 10 годам колонии.

После рассмотрения апелляционных жалоб защищать Лошагина взялся столичный, «звёздный» адвокат Александр Добровинский. Он направил в Свердловский облсуд две кассационные жалобы, в которых обжаловал обвинительный приговор и отмену оправдательного приговора Лошагину. Однако суд вернул обе жалобы, не став их рассматривать, поскольку не нашел в документах оснований для этого. Затем Добровинский подвал два ходатайства в Верховный суд РФ. В первой — защита требовала отменить апелляционное решение Свердловского областного суда об отмене оправдательного приговора. Изучив ее, Верховный суд России направил жалобу «для нового рассмотрения в нижестоящий суд уже с учетом обстоятельств, указанных в жалобе защиты». По итогам рассмотрения документов в Свердловском облсуде, все решения были оставлены в силе. Вторая кассация касалась отмены апелляционного решения суда Среднего Урала, оставившего в силе обвинительный приговор.

Дмитрий Лошагин в настоящее время отбывает наказание в исправительной колонии №54 в Новой Ляле.

www.znak.com

Верховный суд рассказал, когда может быть отменен приговор по уголовным делам

В обзоре судебной практики, опубликованным Верховным судом, сказано, что в случае изготовления протокола судебного заседания по частям, каждая его часть, как и весь протокол в целом, должна быть подписана председательствующим и секретарем. Отсутствие в уголовном деле надлежаще оформленного протокола может повлечь отмену приговора.

В качестве примера ВС разобрал дело в отношении некого Ц., протокол по делу которого состоял из нескольких частей. Первую часть составил секретарь К., затем секретарь В., а последнюю — опять К. Отмечается, что в судебных заседаниях были допрошены свидетели и исследованы доказательства по делу, положенные в основу приговора, по которому Ц. был осужден по ч. 1 ст. 228 УК.

Коллегия по уголовным делам ВС, рассмотрев кассационную жалобу, приговор отменила, так как части протокола не были подписаны секретарями, которые их составляли, и председательствующим. Полнота и правильность изложения хода судебного заседания и исследования доказательств, указал ВС, надлежаще не заверены. Таким образом, отсутствие протокола в том виде, в каком он должен быть оформлен и содержать необходимые реквизиты в соответствии с требованиями УПК, свидетельствует о несоблюдении судом обязательной к исполнению процедуры фиксации уголовного процесса, что ставит под сомнение законность и обоснованность вынесенного приговора (дело № 46-УД 17-3).

У сторон защиты и обвинения должны быть равные права

ВС также указал, что оправдательный приговор, постановленный на основании вердикта присяжных, может быть отменен по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего при наличии таких существенных нарушений уголовно- процессуального закона, которые ограничили право на представление доказательств, в частности, право стороны обвинения на допрос свидетеля.

Б. был осужден по приговору суда, вынесенному с участием присяжных по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158 и п. «а» ч. 3 ст. 158 УК (покушение на кражу). Он же оправдан по обвинению в совершении преступления по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК (убийство), за непричастностью к его совершению. В апелляционном представлении прокурор просил приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение, так как суд ограничил сторону обвинения в представлении доказательств, отказав в допросе свидетеля под псевдонимом «И», что повлияло на необоснованное оправдание Б. за убийство и переквалификацию его действий с разбоя на кражу. Отменить приговор просила и потерпевшая Г.

Коллегия по уголовным делам ВС отменила приговор в части осуждения Б. по п. «а» 84 ч. 3 ст. 158 УК и оправдания по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «з» ч. 2 ст. 105 УК, а уголовное дело передала на новое разбирательство в тот же суд иным составом со стадии отбора кандидатов в присяжные. ВС указал, что показания свидетеля «И» приведены в обвинительном заключении как доказательство стороны обвинения, которая просила вызвать его и допросить в суде. Однако суд в этом отказал, так как «его показания не относятся к существу предъявленного Б. обвинения». При этом, как отметил ВС, из показаний свидетеля видно, что показания имеют непосредственное отношение к существу предъявленного Б. обвинения.

Таким образом, отказ в допросе свидетеля повлек ограничение права стороны обвинения на представление доказательств, что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона. При новом рассмотрении суду надлежит создать участникам процесса со стороны как защиты, так и обвинения необходимые условия для осуществления предусмотренных законом прав, указала уголовная коллегия ВС (дело № 30-АПУ17-1СП).

Кто заплатит за работу адвоката?

Если подозреваемый или обвиняемый заявил об отказе от защитника, но отказ не был удовлетворен и адвокат участвовал в уголовном деле по назначению, то расходы на оплату труда защитника возмещаются за счет средств федерального бюджета, указал ВС.

В качестве примера ВС привел дело, когда по определению судебной коллегии по уголовным делам ВС адвокатам А. и В. было выплачено вознаграждение за осуществление защиты осужденных М. и Ч. в суде апелляционной инстанции соответственно в размере 21 600 и 25 200 руб. из средств федерального бюджета. А процессуальные издержки в размере указанных сумм были взысканы в доход бюджета с осужденных, которые потом подали жалобу с просьбой отменить это определение, так как от услуг адвокатов они отказались.

Президиум ВС исключил из определений указания о взыскании с осужденных процессуальных издержек, указав, так как осужденные отказались от услуг защитников при рассмотрении уголовного дела в апелляции, однако их отказ не был удовлетворен и адвокаты участвовали при рассмотрении дела по назначению суда, на осужденных не может быть возложена обязанность по возмещению расходов, связанных с оплатой труда защитников (дело № 96-П16).

Суд должен обосновать назначение дополнительного наказания

ВС также указал, что если установленное в санкции статьи дополнительное наказание в виде штрафа или ограничения свободы не является обязательным, то суд в описательно-мотивировочной части приговора должен привести основания их назначения.

В пример ВС привел дело некого К., который по разным статьям (по ч. 3 ст. 33, п. «в» ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 33, п. «з» ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 222 УК) был приговорен в общей сложности к 18 годам лишения свободы со штрафом в размере 500 000 руб., и дополнительно к ограничению свободы сроком на 2 года. Ему также запретили изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного госоргана, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы. Кроме того, К. запретили выезжать за пределы территории Подольска Московской области, его обязали являться в специализированный государственный орган для регистрации четыре раза в месяц. Апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам ВС приговор оставлен без изменения.

Однако Президиум ВС отменил штраф и дополнительное ограничение свободы, указав, назначение таких дополнительных наказаний не является обязательным, их применение возможно по усмотрению суда, который в описательно-мотивировочной части приговора это решение не мотивировал. Кроме того, Президиум ВС исключил указание на запрет К. выезжать за пределы территории Подольска, поскольку исходя из положений ч. 3 ст. 471 УИК наименование муниципального образования определяется той уголовно-исправительной инспекцией, в которой осужденный должен будет встать на учет после отбывания лишения свободы (дело № 191-П16)

Ознакомиться с текстом Обзора можно здесь.

Компания «ОМ-НН» обратилась в Арбитражный суд Тюменской области с иском к СРО «Союз строителей» о взыскании 100 000 руб. убытков, а также об обязании ответчика перевести ранее уплаченный истцом взнос в размере 300 000 руб. в компенсационный фонд в другую СРО. Суд первой инстанции, а за ним и апелляция удовлетворили иск в полном объеме, а расходы по уплате госпошлины возложили на ответчика.

Арбитражный суд Северо-Западного округа пересмотрел это решение и удовлетворил требования лишь частично: обязал ответчика перевести 200 000 руб., а также взыскал 100 000 руб. убытков. Кроме того, суд указал: поскольку решение было изменено и исковые требования удовлетворены частично, то судебные расходы подлежат распределению между сторонами пропорционально размеру удовлетворенных требований.

Тогда «ОМ-НН» обжаловал решение в Верховный суд. Компания настаивает на том, что первая кассация неправильно оценила саму суть иска, который состоял как из имущественных требований (100 000 руб. убытков), так и неимущественных (о переводе взноса). При обращении в суд заявитель оплатил госпошлину в размере 4000 руб. за первое требование, и еще 6000 руб. – за второе.

Юристы компании напомнили об одном из пунктов постановления Пленума Высшего арбитражного суда от 11 июля 2014 года № 46 «О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах». Согласно разъяснениям, при частичном удовлетворении требования неимущественного характера, в том числе имеющего денежную оценку, расходы по уплате государственной пошлины в полном объеме взыскиваются с ответчика.

Таким образом, суд не мог разделить госпошлину пропорционально размеру удовлетворенных требований. С этим согласилась экономколлегия ВС, которая отменила судебный акт суда округа и «засилила» решение первой инстанции (дело № А70-2860/2017).

Главный вопрос в деле

Можно ли оспорить размывание заложенных акций по банкротным правилам, или действуют корпоративные нормы с трехмесячным сроком исковой давности?

УК «Регионгазификация» взяла 183 млн руб. взаймы у «Росгазификации», а в обеспечение заложила свой единственный ценный актив – акции ЗАО «Теплоцентраль Белокуриха» в количестве 63,1%. В конце 2014 года, когда в отношении заемщика ввели наблюдение, он как мажоритарный акционер принял решение о допэмиссии. Акции по закрытой подписке достались офшору Finesse Services Corporation, а заложенный пакет размылся до 2,6%.

Решение общего собрания акционеров о допэмиссии надо признать недействительным по банкротным правилам, ведь оно маскировало продажу акций офшору за 300 000 руб. вместо рыночных 39 млн руб. А 63,1% акций теплоцентрали должны вернуться в залог «Росгазификации». Такие требования в 2016 году подали конкурсный управляющий банкрота Владимир Широков и «Росгазификация» в рамках банкротного дела УК «Регионгазификация».

Решения общего собрания акционеров оспариваются по корпоративным, а не банкротным правилам. К тому же, тут действует специальный трехмесячный срок исковой давности. Истцы его пропустили.

Позиция трех инстанций

Поддержали ответчиков. Требования управляющего надо рассматривать в отдельном деле по корпоративным правилам. Допэмиссия проводилась не должником и не за счет средств должника, а это не позволяет оспорить ее в рамках банкротства.

Позиция верховного суда

Решение общего собрания акционеров другого лица (не должника) и его допэмиссию нельзя оспорить в банкротстве – по общему правилу. Но в исключительных случаях это возможно, если корпоративные процедуры используются с единственной целью – причинить вред кредиторам должника. Здесь же должник как мажоритарий фактически управлял дочерним обществом и принимал решение о допэмиссии. Злоупотреблял ли он правом – надо выяснить при новом рассмотрении дела.

В деле банкротные отношения столкнулись с корпоративными. По сути, должник в преддверии банкротства передал принадлежащий ему мажоритарный пакет акций дочернего общества иному лицу, не получив ничего взамен. Формально это было решение общего собрания «дочки» об допэмиссии. Конечно, такое отчуждение основного ценного актива, еще и заложенного, повлияло на интересы кредиторов должника. Несмотря на законодательное сближение правового режима оспаривания сделок и решений общего собрания, Верховный суд все же сделал важную оговорку об исключительности ситуации, при которой корпоративное решение может быть оспорено как сделка по банкротным основаниям.

Ирина Николаевна* закончила юридический колледж, затем – один из ведущих юрвузов страны, два года отработала секретарем в суде, девять лет – помощником, а затем была назначена мировым судьей. Спустя три с лишним года, в октябре 2017 года, она получила должность в одном из районных судов. Там она рассматривает гражданские дела.

Суд, в котором работает Ирина Николаевна, несколько лет назад переехал в новое, большое, отдельно стоящее здание. Теперь у каждого судьи есть свой просторный зал заседаний (несколько из них оборудованы системой видео-конференц-связи), личный кабинет и отдельная совещательная комната, у сотрудников прокуратуры – комната прокуроров, у других участников процесса – помещения для свидетелей и медиаторов. Однако фактически мало что используется по назначению. Свидетельская оказалась завалена какими-то вещами, а комната для медиации превращена в комнату для ознакомления с делами. «После 1 января 2011 года, когда заработал закон о медиации, в суде появился такой медиатор. Он активно рекламировал свои услуги, однако, насколько мне известно, ни одно дело не было разрешено с его помощью. Сейчас медиатор раз в неделю проводит у нас в суде бесплатные консультации, но я сомневаюсь, что к нему часто обращаются», – рассказала судья. Отдельными совещательными комнатами обычно тоже не пользуются – в большинстве из них еще нет компьютеров, а значит, напечатать решения там невозможно. И только в комнате прокуроров кипит работа – там все необходимое оборудование установлено, а на столах разложены документы. «Хотя многие помещения суда не используются, все равно работать в таком здании – одно удовольствие. До переезда судьи разрешали дела прямо в своих кабинетах», –рассказала судья.

Все залы и коридоры нового суда – в видеокамерах, которые ведут непрерывную запись, отображаемую на мониторах судебных приставов. Звук не записывается, поэтому каждому судье выдали персональный диктофон – для ведения аудиопротоколирования. За самими служителями Фемиды наблюдают через камеры персональных компьютеров, но эта запись уже не для приставов, она хранится на сервере и просматривается, только если в этом возникает необходимость.

Кабинеты судей – это табу, посетителям запрещено туда заглядывать. «Сейчас рядовые судьи вообще не ведут прием граждан – это запрещено. Принимает только председатель суда и его заместители», – рассказала Ирина Николаевна. Однако к секретарям и помощникам граждане обращаются постоянно: то сообщить о своем присутствии, то ознакомиться с материалами дела, то задать вопрос, то забрать повестку. За 20 минут, пока судья находилась в совещательной, к секретарю заглянули четыре посетителя.

Секретари и помощники – отдельная боль для каждого судьи. «В федеральном суде зарплата секретаря с минимальным опытом работы составляет около 12 000 руб., помощника – до 15 000 руб. В конце года или перед праздниками им могут выдать небольшую премию. В мировых судах зарплата секретарей и помощников (они там называются руководителями аппарата суда) почти в два раза больше. Еще один плюс – многим из них государство оплачивает обучение. Тем не менее на таких условиях никто работать не хочет, почти в каждом суде есть свободные вакансии. Мне повезло: у меня и помощник, и секретарь. Правда, секретарь сейчас на экзаменах, и помощник работает за двоих», – рассказала судья.

В 2016 году Пленум Верховного суда предлагал выделить судебную службу как особый вид государственной и даже подготовил соответствующий законопроект. В нем прописано, что сотрудники аппарата получат особые социальные гарантии, но главное – более высокий заработок. Однако комиссия Кабмина по законопроектной деятельности дала отрицательный отзыв на законопроект (см. «Правительство против появления «судебных чиновников»). С февраля 2017 года документ находится на рассмотрении профильного думского комитета по госстроительству и законодательству под председательством Павла Крашенинникова и еще не прошел ни одного чтения в Госдуме (см. «Глава Суддепа рассказал, как решить проблему комплектования судов»).

Время работы суда: с понедельника по четверг с 09:00 до 18:00, в пятницу – с 09:00 до 16:45, суббота и воскресенье – выходные. Ирина Николаевна признается: «С момента назначения федеральным судьей я забыла об отдыхе, за все время ни разу больничный не брала. Не то, чтобы нагрузка у мировых и федеральных судей разная, – нет, примерно одинаковая. Но из-за того, что теперь я рассматриваю дела других категорий, приходится тратить много времени на изучение законодательства и практики. Полгода назад у меня вообще ни на что времени не хватало, сейчас стало полегче. Уверена, еще через полгода я уже буду все успевать».

Сегодня назначено 15 дел: с 09:40 до 16:30 с перерывами 20–30 минут между каждым. В 08:50 судья уже была на работе: проверяла протоколы и знакомилась с вновь поступившими материалами. «Мне за последние несколько дней передали на рассмотрение 110 новых исков – это из-за того, что многие судьи сейчас уходят в отпуск. Всего у меня в производстве около 250 дел», – сообщила Ирина Николаевна. По ее словам, 200 дел – это привычная картина: «У всех судей такая нагрузка». При этом в течение пяти дней со дня поступления иска суд должен принять его к производству, а до истечения двух месяцев – рассмотреть и разрешить (ст. 133, 154 ГПК).

В ближайшее время у судьи запланирован трехнедельный отпуск: «Но поехать куда-нибудь вряд ли получится: недели две точно буду отписывать решения. Я всегда выношу резолютивки, а уже потом готовлю полный текст. Мне кажется, все так делают». На изготовление мотивированного решения суду дается еще пять дней (ч. 2 ст. 199 ГПК).

Многие типовые решения пишут помощники, но тут все зависит от их квалификации и нагрузки. Дела посложнее судьи оформляют сами. На написание мотивировочной части решения, по словам судьи, может уйти от 10 минут до нескольких дней в зависимости от сложности дела: «Во время рассмотрения спора я карандашом на полях ставлю всякие галочки, крестики и прочие понятные только мне обозначения, чтобы, ориентируясь на них, потом быстрее отписать решение. Но если со дня оглашения прошло уже много времени, обстоятельства все равно забываются, и потом приходится заново изучать материал». Этим судья обычно занимается по пятницам и во внерабочее время: «Я стараюсь не назначать дел на пятницу – этот день занят утренним совещанием у председателя, которое длится от получаса до часа, и оформлением решений. Плюс секретарям и помощникам тоже нужно время, чтобы привести в порядок материалы дел, оформить протоколы заседаний, напечатать повестки и запросы. Пятница для этого идеально подходит». Но иногда и этот день оказывается занят – каждые полтора-два месяца необходимо ездить на совещания и обучающие семинары в вышестоящий суд.

Ровно в 09:40 судья появилась в зале и огласила решение – само дело было рассмотрено днем ранее. Затем началось предварительное слушание. Объявление состава суда, зачитывание прав, заявление ходатайств и дача пояснений заняли в среднем 15–20 минут. В этот день было несколько предварительных заседаний, остальные дела рассматривались по существу. Как правило, по каждому спору приходило около двух-трех человек, многие выступали без представителей, свидетелей не приводили, вели себя достаточно спокойно, от участия в прениях отказывались. По пяти делам на стороне ответчика был один и тот же человек – представитель страховой компании, которая находится на территории, подсудной этому суду.

В среднем каждое заседание длилось 20–30 минут, вынесение и оглашение решения – еще столько же. «Вообще, все индивидуально. Если я для себя уже поняла, какое будет решение, то могу удалиться в совещательную комнату на 3–5 минут – этого времени обычно достаточно, чтобы напечатать резолютивку. А вот если дело сложное, могу и час провести за изучением всех обстоятельств», – говорит Ирина Николаевна. После того, как она оглашала решения, кто-то из участников процесса благодарил за справедливый суд, другие интересовались, куда и в какой срок можно подать жалобу.

Сразу по нескольким делам пришлось объявлять пятиминутные перерывы – адвокаты никак не могли рассчитать и озвучить сумму требований. «Не так давно в гражданском процессе появилась возможность объявлять перерывы. Это очень удобно. Теперь я объявляю перерывы для примирения сторон, уточнения позиции по спору, предоставления дополнительных документов или когда мне самой нужно время для того, чтобы изучить законодательство по рассматриваемому вопросу», – рассказала Ирина Николаевна. За время перерывов она успевала выполнять какие-то небольшие дела, например, подписывать запросы и исполнительные листы.

С 13:00 до 13:45 обед, который у судьи занял около получаса – благо, столовая находится прямо в здании. Она открыта для всех, и судьи здесь обедают бок о бок с посетителями, однако ни в какие разговоры не вступают.

После обеда отправление правосудия продолжилось. Несмотря на активную работу в течение всего дня, график рассмотрения дел потихоньку сдвинулся, и последнее заседание началось минут на 40 позже, чем планировалось. В 17:50 из зала вышли последние участники процесса. Всего за день из 15 дел 9 было разрешено с вынесением решения, 2 – прекращено, 1 – приостановлено в связи с назначением экспертизы, 1 – отложено и по двум назначено основное заседание. Ни одного мотивировочного решения написано не было.

Домой судья ушла ближе к 19:00, заявив, что сегодня можно закончить и пораньше. Сегодня она отработала 10 часов.

pravo.ru

Кассационная жалоба

Успехи по этой услуге:

Уроженца Мелитополя приговорили за контрабанду наркотиков к 17 годам заключения в исправительной колонии. Руководитель юридической практики нашего правового центра адвокат по уголовным делам Марс Тарасов добился, что уже осужденному гражданину Украины сперва смягчили приговор, а потом и вовсе — отправили отбывать наказание на родину, в сопредельное государство, где срок снизили ещё раз

Правовой центр «Человек и Закон» готов предоставить Вам помощью квалифицированных юристов, имеющих многолетний опыт обжалования решений судов. Подача жалобы в кассационный суд будет проведена с учётом всех нюансов дела.

Краткую консультацию по своему вопросу Вы можете получить прямо сейчас в телефонном режиме: +7 (495) 646-06-97, +7 (499) 973-18-68.

Что Вам следует знать про кассационную жалобу?

Кассационная жалоба по уголовному делу подаётся в том случае, если Вас не удовлетворяет решение апелляционного суда. Краткая кассационная жалоба может подаваться на вступившие в силу решения судов первой и второй инстанций. Подача кассации возможна только в том случае, если принятое судами решение нарушает нормы процессуального законодательства.

Согласно УПК РФ право подавать кассацию имеют: потерпевшие, осуждённые, представители обвинения, лица, чьи интересы были затронуты после вступления судебного решения в силу, а также их представители, имеющие нотариально заверенную доверенность на своё имя.
Приносятся кассации через ту же судебную инстанцию, которая постановила приговор и вынесла другое обжалуемое решение. Наивысшей инстанцией в этих вопросах является Кассационная коллегия Верховного Суда РФ.

Подавать кассационную жалобу по уголовному делу необходимо в течение 10 календарных дней после провозглашения приговора. В случае, если кассация подаётся от лица, содержащегося под стражей и являющегося осуждённым, десятидневный период для обжалования наступает со дня получения им копии приговора.

Если срок подачи кассационной жалобы будет пропущен, кассация остаётся без внимания. В зависимости от аспектов уголовного дела, срок обжалования приговора может быть восстановлен путём подачи ходатайства в ту же судебную инстанцию, которая постановила приговор или вынесла иное обжалуемое решение.

Дополнение к кассационной жалобе содержит аргументированные доводы несогласия с приговором. В документе должны быть представлены следующие данные: наименование суда кассационной инстанции, данные о подавшем жалобу лице, указание на обжалуемый приговор либо иное решение, основания для обжалования, перечень прилагаемых документов.

К рассмотрению кассационной жалобы по уголовному делу судейская коллегия обязана приступить не позднее одного календарного месяца со дня её подачи и регистрации в установленной форме. Проверка законности и обоснованности вынесенного ранее решения проводится лишь в оспариваемой части.

Адвокат по уголовным делам правого центра «Человек и Закон» готов изучить Ваше дело, решение по нему, вынесенное апелляционным судом, и помочь написать кассационную жалобу. Для того чтобы уголовный адвокат смог приступить к своей работе, мы просим Вас предоставлять полную информацию по судовому производству, не утаивая никаких обстоятельств дела.

Если Вы опасаетесь, что кассация может повлечь ухудшение положения, мы спешим Вас заверить в обратном. Согласно действующему в России законодательству кассационная жалоба на приговор по уголовным делам не может повлечь за собой ужесточение принятого ранее решения. Наоборот, при грамотном подходе к делу можно добиться смягчения приговора.

Тех, кто нуждается в нашей помощи, мы просим обращаться сразу же после получения решения апелляционного суда. Чем больше времени будет у наших юристов, тем более детально они смогут изучить дело.

m.chelovekizakon.ru