Иск по принуждению к действию

Иск по принуждению к действию

Признание паче всякого свидетельства [1] .

Признавать — брать за истину, утверждать, принимать мнением, убеждением, сознавать [2] , именно так определяет действия по признанию В.А. Даль. Признание – действия направленные на утверждение, убеждение. Признание предполагает установление констатации того или иного факта.

Если исходить из вышесказанного понятия «признания», соответственно иски о признании – иски, направленные на утверждение, убеждение, констатацию.

Действующее законодательство (как материальное, так и процессуальное) не содержит положений хотя бы косвенно устанавливающих правовое положение исков о признании. Между тем одной из материальных основ существования исков о признании является установление ст.12 ГК РФ: среди прочих способов защиты гражданских прав выделяется: признание права.

Обратимся к научным понятиям исков о признании.

К настоящему времени сложилось общее понятие иска о признании — требование к суду, сопровождаемое требованием к ответчику о подтверждении наличия или отсутствия между сторонами соответствующего правоотношения, если истец считает, что его право или охраняемый законом интерес оспорены или нарушены, либо если в силу закона необходима санкция суда для реализации субъективного права [3] .

Иски о признании представляют собой иски, предмет которых характеризуется такими способами защиты, как связанные с констатацией наличия или отсутствия спорных прав или законных интересов, т. е. спорного материального правоотношения.

Поскольку иски о признании всегда направлены на установление наличия или отсутствия спорного правоотношения, они именуются еще как установительные иски.

В качестве примера можно привести иск о признании права собственности – такой иск можно определить как внедоговорное требование собственника имущества о констатации перед третьими лицами факта принадлежности истцу права собственности на спорное имущество, не соединенное с конкретными требованиями о возврате имущества или устранении иных препятствий, не связанных с лишением владения [4] .

По мнению Ю.С.Гамбарова, известного в дореволюционной России ученого, лучшее и самое широкое определение этих исков содержится в «новом общегерманском процессуальном кодексе», в п.231 которого сказано: «иск может быть подан на установление существования или несуществования юридического отношения, на признание подлинности или подложности документа, когда истец имеет юридический интерес в том, чтобы юридическое отношение или документ со стороны своей подлинности или подложности были установлены судебным решением». Из этого определения вытекает, пишет исследователь, что предметом иска о признании является или юридическое отношение, или документ. Иск направлен при этом или в положительную, или в отрицательную сторону: в первом случае имеется в виду признание данного юридического отношения существующим и данного документа — подлинным; во втором — признание данного юридического отношения несуществующим и документа — подложным. Но общая для всех подобных исков и самая характерная их черта, делает вывод Ю.С.Гамбаров, заключается в той цели, которую они преследуют, цели, состоящей в признании, в противоположность цели осуждения, характеризующей все другие иски, направленные на принуждение противной стороны к какому-нибудь действию или бездействию [5] .

Существует две разновидности установительных исков: положительные (позитивные) иски о признании и отрицательные (негативные) иски о признании.

Положительный иск о признании направлен на установление факта существования спорных прав и юридических обязанностей, т. е. правоотношения, связывающего спорящих сторон (истца и ответчика). Например, иск о признании права пользования жилым помещением, иск об установлении отцовства.

В качестве примера производства из положительного иска о признании можно привести:

«Государственное унитарное предприятие «Всероссийский проектный и научно-исследовательский институт комплексной энергетической технологии» (далее — институт) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к закрытому акционерному обществу «Ленкай» о признании права на одну вторую долю в праве общей долевой собственности на здание, расположенное по адресу: г. Санкт-Петербург, Липовая аллея, д.9.

Решением от 20.12.99 исковое требование удовлетворено.

Постановлением апелляционной инстанции от 20.01.2000 решение отменено, в удовлетворении иска отказано.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 12.04.2000 постановление апелляционной инстанции отменил, решение суда первой инстанции оставил в силе.

В протесте первого заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.04.2000 по делу №А56-29782/99 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области отменить, постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 20.01.2000 по названному делу оставить в силе.

Как следует из материалов дела, между институтом и ЗАО «Ленкай» заключено соглашение от 03.02.92, по условиям которого в собственность ответчика передавался не завершенный строительством объект, расположенный по указанному адресу, а институт приобретал право собственности на 220 акций ЗАО «Ленкай». Впоследствии ЗАО «Ленкай» самостоятельно и за счет собственных средств достроило спорный объект недвижимости.

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 17.05.99 по другому делу (№А56-5728/99) соглашение от 03.02.92 признано недействительным, но в применении последствий недействительности сделки путем возврата построенного здания отказано.

Ввиду того, что не завершенный строительством объект был передан ответчику по недействительной сделке, к отношениям сторон подлежат применению правила, определяющие последствия недействительности сделки.

В соответствии с пунктом 1 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Последствия, связанные с недействительностью сделки, определены пунктом 2 названной статьи, согласно которому при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Выводы судов первой и кассационной инстанции о том, что спорное здание возведено истцом и ответчиком в результате совместной деятельности на праве общей долевой собственности, не соответствует фактическим обстоятельствам дела и противоречат требования статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При таких условиях у суда кассационной инстанции отсутствовали основания для отмены постановления апелляционной инстанции.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 187 — 189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации [6] , Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.04.2000 по делу №А56-29782/99 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области отменить.

Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 20.01.2000 по названному делу оставить в силе» [7] .

Как видно из дела истец подал положительный иск о признании, но в удовлетворении иска было отказано.

Отрицательный иск о признании направлен на установление факта отсутствия субъективных прав и юридических обязанностей, т. е. правоотношения, связывающего стороны (истца и ответчика). Например, иск о признании сделки (договора), акта недействительной или недействительным. Уместно заметить, что Д.О.Тузов нашел удачный термин для обозначения отрицательных исков о признании, предложив именовать их негационными исками [8] .

Проиллюстрируем примером из судебной практики. Производство возникшее из отрицательного иска о признании:

«Заместитель прокурора Ханты-Мансийского автономного округа в защиту государственных и общественных интересов обратился в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа с иском к закрытому акционерному обществу «Спикер» (ранее — АОЗТ «Спикер») о признании недействительным договора купли-продажи муниципального торгового центра «Геолог» от 11.07.94 №131, заключенного между Фондом имущества города Сургута (ныне — Комитет по управлению муниципальным имуществом города Сургута) и ответчиком, и применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Решением от 16.11.2000 исковые требования удовлетворены. Оспариваемый договор признан недействительным. Суд обязал ЗАО «Спикер» возвратить Комитету по управлению имуществом города Сургута приобретенный торговый центр в том состоянии, в котором он был принят, а комитет — перечислить акционерному обществу полученные по договору 210’000’000 рублей.

Суд первой инстанции посчитал, что ответчиком нарушены статья 11 Закона Российской Федерации «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации» от 03.07.91 (далее — Закон о приватизации 1991 года), действовавшего в период заключения договора купли-продажи, и статья 12 Федерального закона «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации» [9] от 21.07.97 №123-ФЗ, так как покупателем использованы незаконные средства платежа.

Постановлением апелляционной инстанции от 15.01.01 решение от 16.11.2000 отменено, в иске отказано в связи с отсутствием оснований для признания недействительной сделки купли-продажи предприятия.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением от 21.03.01 постановление апелляционной инстанции отменил, оставив в силе решение суда первой инстанции по мотивам, указанным в решении.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается решение суда первой и постановление суда кассационной инстанций отменить, постановление апелляционной инстанции оставить в силе.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что оспариваемый договор купли-продажи от 11.07.94 №131 был заключен по итогам проведенного 01.07.94 конкурса в виде аукционных торгов по продаже имущества — муниципального торгового центра «Геолог», расположенного по адресу: г. Сургут, ул. Федорова, д.70. В соответствии с итоговым протоколом от 01.07.94 №48 победителем конкурса признано АОЗТ «Спикер».

Результаты конкурса являются действующими, поскольку в установленном порядке не оспорены и не признаны недействительными.

Договор купли-продажи от 11.07.94 №131, заключенный между Фондом имущества города Сургута и АОЗТ «Спикер», сторонами исполнен.

Покупатель полностью оплатил выкупаемое имущество, о чем свидетельствуют имеющиеся в материалах дела платежные поручения на 210’000’000 рублей. При этом два платежа были произведены третьими лицами: 150’00’000 рублей поступили от смешанного товарищества «Энергия» (как задолженность перед АОЗТ «Спикер»), 70’000’000 рублей — от смешанного товарищества «Эрудит» (по договору о совместной деятельности от 11.08.94) (суммы неденоминированные).

Вывод судов первой и кассационной инстанций о том, что суммы, уплаченные указанными лицами, являются незаконными средствами платежа, ошибочен, поскольку Закон о приватизации 1991 года предусматривал возможность приобретения государственных и муниципальных предприятий за счет не только собственных средств юридических лиц, но и заемных средств.

Привлечение для оплаты стоимости выкупаемого государственного имущества денежных средств третьих лиц не свидетельствует о том, что при расчетах по договору купли-продажи от 11.07.94 были использованы незаконные средства платежа.

Исполнение по договору принято продавцом — Фондом имущества города Сургута.

Федеральный закон «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации» (утратил юридическую силу) от 21.07.97 №123-ФЗ [10] , действовавший в период предъявления иска, нормы об источниках платежных средств для приобретения приватизируемых предприятий не содержит.

В связи с вышеуказанным вывод апелляционной инстанции о том, что средства, уплаченные третьими лицами за покупателя — АОЗТ «Спикер», не относятся к категории незаконных средств платежа, является правильным. Таким образом, в удовлетворении исковых требований отказано обоснованно» [11] .

[1] Даль В. Словарь русского языка. – М.: 1990. – т.4. – с.196.

[3] Белилоловский Д. И. Иски о признании и исковая давность по ним // Правоведение. 1970. № 3. — С. 130 133.

[4] Зевайкина А. Иски о признании права собственности // Российская юстиция. – №8. — август 2001 г.

[5] Хрестоматия по гражданскому процессу. М., 1996. С. 131.

[6] Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. — 29 июля 2002 г. — N 30. — Ст. 3012.

[7] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 января 2002 г. N 3470/00 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 2002 г. — №5.

[8] Тузов Д.О. Иски, связанные с недействительностью сделок. Томск, 1998. — С. 9.

[9] Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 123-ФЗ «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 28 июля 1997 г. — N 30. — Ст. 3595.

[10] Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 123-ФЗ «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. — 28 июля 1997 г. — N 30. — Ст. 3595.

[11] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 марта 2002 г. N 6671/01 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. — 2002 г. — N 8.

www.allpravo.ru

Образцы исковых заявлений, жалоб, ходатайств в суды общей юрисдикции (подготовлено экспертами компании «Гарант»)

Споры, вытекающие из семейных правоотношений

Споры, возникающие при наследовании имущества

Возмещение убытков (ущерба)

Возмещение морального вреда, защита деловой репутации

Возмещение вреда, причиненного в связи с обработкой персональных данных

Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина

Споры, возникающие при прохождении военной службы

Признание сделок недействительными

Иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикационные иски)

Иски о защите прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения (негаторные иски)

Иски о признании права собственности

Иски, возникающие в случае возведения самовольной постройки

Иски, связанные с регистрацией прав

Споры о защите прав потребителей

Понуждение к заключению договора

Принудительный выкуп жилого помещения, земельного участка

Оспаривание решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих

Споры о защите авторских прав

Споры, вытекающие из земельных правоотношений

Заявления, ходатайства и отзывы в гражданском процессе

Заявления и ходатайства в третейский суд

Производство, связанное с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов

Заявления, жалобы, ходатайства в уголовном процессе

Апелляционные жалобы и отзывы на них

Кассационные жалобы и отзывы на них

Завления о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам

Производство по административным делам об оспаривании нормативных правовых актов и актов, содержащих разъяснения законодательства и обладающих нормативными свойствами

Производство по административным делам об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти

Производство по административным делам, рассматриваемым Дисциплинарной коллегией Верховного Суда Российской Федерации

Производство по административным делам о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации

Производство по административным делам об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости

Производство по административным делам о присуждении компенсации

Производство по административным делам о приостановлении деятельности

Производство по административным делам о помещении иностранного гражданина, подлежащего депортации или реадмиссии, в специальное учреждение или о продлении срока пребывания иностранного гражданина, подлежащего депортации или реадмиссии, в специальном учреждении

Производство по административным делам об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы

Производство по административным делам о госпитализации гражданина в недобровольном порядке или о продлении срока госпитализации гражданина в недобровольном порядке

Производство по административным делам о госпитализации гражданина в медицинскую противотуберкулезную организацию в недобровольном порядке

Производство по административным делам о взыскании обязательных платежей и санкций

Заявления и ходатайства в административном процессе

Производство в судах апелляционной, кассационной, надзорной инстанций

Частные жалобы и возражения к ним

Образцы исковых заявлений, жалоб, ходатайств в суды общей юрисдикции

Подборка подготовлена экспертами компании «Гарант»

© ООО «НПП «ГАРАНТ-СЕРВИС», 2018. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания «Гарант» и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

base.garant.ru

Бывший работник подал иск о принуждении его к увольнению: аргументы в пользу работодателя (Галочкина А.Б.)

Дата размещения статьи: 06.07.2014

Как показывает практика, нередко встречаются ситуации, когда бывший работник, уволившийся по собственному желанию, обращается в суд и говорит о принуждении его к написанию заявления об увольнении. В настоящей статье рассмотрим, каким образом работодателю нужно отстаивать правомерность увольнения работника.
Каков порядок увольнения по собственному желанию? Как распределяются обязанности по доказыванию обстоятельств, имеющих значение для дела? Какие аргументы не рассматриваются судом в качестве принуждения к увольнению?

Порядок увольнения по собственному желанию

В случае подачи бывшим работником иска о принуждении его к увольнению по собственному желанию бывшему работодателю необходимо обосновать, что соблюден предусмотренный трудовым законодательством порядок увольнения.
Согласно ст. 80 ТК РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен ТК РФ или другим федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении.
По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.
В случае когда заявление работника об увольнении по его инициативе (по собственному желанию) обусловлено невозможностью продолжения им работы (при зачислении в образовательную организацию, выходе на пенсию и др.), а также при установлении нарушения работодателем трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, локальных нормативных актов, условий коллективного договора, соглашения или трудового договора работодатель обязан расторгнуть трудовой договор в срок, указанный в заявлении работника.
Отметим, что до истечения срока предупреждения об увольнении работник имеет право в любое время отозвать свое заявление. Увольнение в этом случае не производится, если на его место не приглашен в письменной форме другой работник, которому в соответствии с ТК РФ и иными федеральными законами не может быть отказано в заключении трудового договора.
По истечении срока предупреждения об увольнении работник имеет право прекратить работу. В последний день работы работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку, другие документы, связанные с работой, по письменному заявлению работника и произвести с ним окончательный расчет.
Если по истечении срока предупреждения об увольнении трудовой договор не был расторгнут и работник не настаивает на увольнении, действие трудового договора продолжается.
Таким образом, работодателю рекомендуется обосновать соблюдение установленного порядка в возражениях на исковое заявление и для подтверждения изложенного необходимо представить в суд копии заявления работника об увольнении, приказа об увольнении с подписью работника об ознакомлении, страниц журнала учета движения трудовых книжек с подписью о получении трудовой книжки бывшим работником, а также иные необходимые документы.
В случае если заявление об увольнении было написано заранее (с указанием даты увольнения), заявления об отзыве заявления об увольнении не поступало, данные факты должны быть акцентированы в суде.

Обязанности по доказыванию обстоятельств, имеющих значение для дела

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.
Как разъясняется в п. 22 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление N 2), при рассмотрении споров о расторжении по инициативе работника трудового договора, заключенного на неопределенный срок, а также срочного трудового договора (п. 3 ч. 1 ст. 77, ст. 80 ТК РФ) необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника.
Рассмотрим примеры судебных решений по вопросам о принудительном увольнении работника.

Попытка избежать увольнения по порочащим работника основаниям

Так, Апелляционным определением Вологодского областного суда от 06.11.2013 по делу N 33-5096/2013 в иске о восстановлении на работе в прежней должности, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда отказано в связи с пропуском истцом без уважительных причин срока, установленного ст. 392 ТК РФ, и отсутствием доказательств, подтверждающих вынужденность обращения истца к работодателю с заявлением об увольнении с работы по собственному желанию.
Суд отметил: достижение соглашения о дате увольнения предполагает, что нормы законодательства, предусматривающие право отзыва заявления и продолжения действия трудового договора в том случае, когда он не был расторгнут по истечении срока предупреждения об увольнении, применяются с учетом определенной соглашением сторон даты увольнения.
Обстоятельствами, подлежащими доказыванию при рассмотрении данного дела, по мнению суда, являются обстоятельства, подтверждающие факт наличия или отсутствия воли истца на увольнение по собственному желанию.
Отказав в удовлетворении искового заявления, суд обоснованно указал, что попытка избежать увольнения по порочащим работника основаниям путем использования права на подачу заявления об увольнении по собственному желанию и последующее расторжение трудового договора сами по себе не могут являться подтверждением оказания давления на работника со стороны работодателя; иных доказательств, свидетельствующих об оказании на истца давления со стороны работодателя, суду не представлено.
Заявление об увольнении было подано истцом лично с указанием даты, с которой работник желает прекратить трудовые отношения с ответчиком. После издания приказа об увольнении и ознакомления с ним истец на работу не выходил. Данные обстоятельства подтверждают добровольный характер действий истца и наличие волеизъявления об увольнении по собственному желанию.
Таким образом, суд, проанализировав вышеназванные нормы права и обстоятельства дела, пришел к выводу, что увольнение истца является законным.

Беседы о принуждении к увольнению

Апелляционным определением Архангельского областного суда от 18.03.2013 по делу N 33-1407/2013 в удовлетворении иска в части восстановления на работе, взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула также отказано правомерно, поскольку увольнение истицы носило добровольный характер, доказательств того, что имелось принуждение к увольнению со стороны ответчика, ею не представлено.
Гражданка обратилась в суд с иском к администрации муниципального образования о восстановлении на работе в прежней должности, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, а также об отмене распоряжения главы администрации муниципального образования о снижении пособия по временной нетрудоспособности и выплате данного пособия в полном объеме, взыскании компенсации морального вреда за нарушение трудовых прав и судебных расходов, сославшись на то, что трудовой договор с ней был расторгнут по п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ, то есть по инициативе работника, между тем она не ставила своей целью увольнение, а подала заявление об этом вынужденно, вследствие поспешного давления в отношении нее главы администрации, которая также своим распоряжением решила уменьшить ей пособие по временной нетрудоспособности, якобы ввиду нарушения больничного режима.
В судебном заседании гражданка пояснила, что ее вызвала глава администрации муниципального образования в свой кабинет и предложила написать заявление по собственному желанию, пригрозив, что иначе уволит ее по другим основаниям. Со стороны главы администрации муниципального образования также прозвучало, что она не оказала ей должной поддержки во время избирательной кампании. Находясь в стрессовом состоянии, она исполнила данное требование, увольнение было произведено в течение часа, ей сразу же выдали трудовую книжку.
Глава администрации не признала иск, пояснив, что подача письменного заявления об увольнении являлась добровольным волеизъявлением истицы в связи с состоявшимся разговором об утрате к ней как к материально ответственному лицу доверия и вследствие ее ненадлежащей деловой квалификации, при этом никакого давления на нее не оказывалось, возможностью отозвать свое заявление до увольнения истица не воспользовалась.
Суд принял указанное выше решение, с которым в части отказа в иске гражданка не согласилась, в поданной апелляционной жалобе просит его изменить в указанной части ввиду неправильной оценки судом обстоятельств дела и представленных доказательств, а также по причине несоответствия выводов суда обстоятельствам дела.
В апелляционной жалобе истица настаивает на том, что ею доказано вынуждение ее работодателем под морально-психологическим воздействием написать заявление об увольнении по собственному желанию. Суд необоснованно принял в качестве доказательств показания свидетелей, которые на момент ее увольнения в течение продолжительного времени уже не работали в администрации муниципального образования и не могли подтвердить причины ее увольнения. По словам истицы, глава муниципального образования сказала, что не хочет портить ей трудовую книжку, и пояснила, что передачи дел не требовалось, так как существует взаимозаменяемость между истицей и финансистом, однако финансист показала, что требовалась передача дел, однако она отказалась от приема дел от нее, а также показала, что после разговора с главой администрации истица вернулась в расстроенном состоянии и сказала, что уволена. Также суд не принял во внимание ее пояснения о том, что истинной причиной увольнения истицы явилось то обстоятельство, что на выборах она не поддержала кандидатуру действующей главы администрации. Суд необоснованно установил, что она согласна с распоряжением главы об увольнении, поскольку была согласна не с увольнением, а с п. 2 данного распоряжения об удержании сумм за неотработанный отпуск. Кроме того, суд не учел, что ответчик расторг с ней трудовой договор по инициативе работодателя и уволил ее без двухнедельной отработки.
Судебная коллегия считает, что оснований для отмены решения суда не имеется, исходя из следующего.
Суд первой инстанции верно установил фактические обстоятельства дела, которые сводятся к тому, что истица, занимавшая по трудовому договору должность в администрации муниципального образования, подала письменное заявление об увольнении с работы по собственному желанию, которое имеется в материалах дела. В материалах дела есть заявление на имя главы муниципального образования, в котором истица просит уволить ее по собственному желанию (с указанием конкретной даты). Написание данного заявления с указанием даты, с которой истица желает прекратить трудовые отношения с ответчиком, не отрицается.
На основании этого заявления и согласно п. 3 ч. 1 ст. 77 ТК РФ ответчик издал приказ об увольнении истицы по собственному желанию, а также об удержании с нее сумм за неотработанные 14 календарных дней отпуска. В этот же день истице была выдана трудовая книжка с записью о прекращении трудовых отношений.
Суд указывает, что истицей не представлены доказательства, подтверждающие вынужденность написания ею заявления об увольнении по собственному желанию.
В апелляционной жалобе в качестве обстоятельства, предшествующего написанию заявления об увольнении, истица указывает на беседу, состоявшуюся между ней и главой администрации муниципального образования.
Согласно объяснениям главы администрации в данной беседе, состоявшейся в ее служебном кабинете, истице действительно было предложено уволиться по собственному желанию в связи с утратой доверия к ней как к материально ответственному лицу и по причине ее низких деловых качеств. Однако сама по себе состоявшаяся беседа не является достаточным доказательством того, что указанное должностное лицо вынуждало истицу принять удобное для представителя работодателя решение, написать под давлением заявление об увольнении по собственному желанию.
Повышенная требовательность главы администрации муниципального образования к истице в части правильного ведения бухгалтерского учета и своевременной сдачи финансовой отчетности или критическая оценка каких-либо действий работницы данным вышестоящим руководителем не являются достаточным доказательством того, что это должностное лицо вынуждает работника уволиться.
Факт издания приказа об увольнении в день написания заявления сам по себе не свидетельствует о вынужденном характере написания такого заявления. В соответствии со ст. 80 ТК РФ по соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении, в частности в день подачи заявления работником, пожелавшим прекратить работу.
Из показаний допрошенного в суде первой инстанции свидетеля (на стороне истца) — финансиста (ведущего специалиста администрации муниципального образования) не следует, что заявление об увольнении подано истицей под принуждением со стороны работодателя — главы администрации муниципального образования. Из содержащихся в протоколе судебного заседания показаний данного свидетеля видно лишь то, что истица вернулась из кабинета главы администрации муниципального образования в слезах, сказав, что ее уволили, и попросила принять у нее дела.
Районный суд обоснованно не принял во внимание показания данного свидетеля о написании истицей заявления об увольнении против своей воли, поскольку об этом лично свидетелю не было известно, она строит свои показания в данной части со слов истицы.
По аналогичному основанию суд не принял в качестве доказательства принуждения работницы к увольнению и показания еще одного допрошенного свидетеля на стороне истицы.
Кроме того, те обстоятельства, что своей подписью истица согласилась с приказом об увольнении и до фактического прекращения трудового договора заявления об отзыве заявления об увольнении по собственному желанию она не подавала, хотя имела для этого реальную возможность, при этом сразу же забрала трудовую книжку, по существу также выражают единое стойкое мнение истицы на увольнение по собственному желанию в день подачи заявления.
Ссылка подателя апелляционной жалобы на то, что ее подпись в приказе об увольнении свидетельствует о ее согласии лишь с п. 2 приказа (об удержании сумм за неотработанный отпуск), не может быть принята судебной коллегией во внимание как обоснованная, поскольку в данном приказе своего несогласия с формулировкой основания для увольнения и конкретной датой прекращения трудового договора она не выразила. Напротив, согласие истицы на удержание сумм за неотработанный отпуск свидетельствует о ее согласии на увольнение, поскольку в силу абз. 5 ч. 2 ст. 137 ТК РФ удержание сумм из заработной платы за неотработанные дни отпуска имеет строго целевой характер и производится исключительно в случае увольнения работника по собственному желанию до окончания того рабочего года, в счет которого он уже получил ежегодный оплачиваемый отпуск.
Истица в силу служебного положения и занимаемой ею должности не могла об этом не знать.
Доводы заявителя о поспешном характере увольнения, то есть без передачи дел другому работнику, также не свидетельствуют о выводе суда об отсутствии нарушений трудового законодательства со стороны ответчика при расторжении с истицей трудового договора.
Так, возможность увольнения работника без передачи дел прямо предусмотрена трудовым законодательством, ст. 80 ТК РФ этого работодателю не запрещает. При этом довод работодателя о том, что при фактическом наличии взаимозаменяемости работников передачи дел по существу не потребовалось, истицей ничем не опровергнут.
Ссылка в жалобе на то, что истинной причиной оказания на истицу морально-психологического давления стала ее поддержка на избирательной кампании другого кандидата на пост главы муниципальной власти, не свидетельствует о причинно-следственной связи между указанными событиями и вынужденным написанием истицей заявления об увольнении по собственному желанию.

Лицо, принуждающее к увольнению

Определением Нижегородского областного суда от 25.07.2006 по делу N 33-3821/06 в иске о восстановлении на работе отказано, так как материалами дела не подтверждено, что работодатель вынудил работника подать заявление об увольнении по собственному желанию.
Судебная коллегия Нижегородского областного суда пришла к выводу, что один лишь факт проведения проверок не может рассматриваться как давление со стороны работодателя на подчиненного ему работника.
Как следует из разъяснений, приведенных в Постановлении N 2, необходимым условием признания увольнения работника по собственному желанию незаконным является то обстоятельство, что работодатель вынудил работника подать такое заявление.
Однако, как видно из материалов дела, работодателем истца, обладающим правом приема на работу и увольнения, является главный судебный пристав Нижегородской области. Каких-либо предложений, касающихся увольнения истца, истцу от главного судебного пристава не поступало, что не отрицается самим истцом.
Исходя из установленных по делу обстоятельств, судебная коллегия считает, что истец не доказал, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, увольнение истца произведено согласно его волеизъявлению в соответствии с требованиями закона.
Кроме того, суд отметил, что временное отстранение истца от должности на период проверки произведено в рамках закона уполномоченным лицом, в связи с чем не может быть расценено как оказание давления на истца при подаче заявления об увольнении по собственному желанию.
Исходя из изложенного, судебная коллегия находит исковые требования истца к ГУ ФССП по Нижегородской области о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда необоснованными и не подлежащими удовлетворению.
Из рассмотренного судебного решения следует, что принуждение должно исходить от руководителя, наделенного полномочиями по приему на работу и увольнению в отношении данного сотрудника. В противном случае увольнение не может быть признано незаконным. Беседы об увольнении с иными лицами, не обладающими какими-либо полномочиями в отношении бывшего сотрудника, не рассматриваются судами в качестве доказательства принуждения к увольнению.

Таким образом, работодателю необходимо обосновать соблюдение установленного порядка увольнения и подтвердить это копиями соответствующих документов. Особо отметим, что беседы о принуждении, принуждение от лица, не наделенного полномочиями работодателя, наличие обстоятельств, позволяющих уволить работника по иным основаниям, не рассматриваются судами в качестве обстоятельств, подтверждающих оказание на работника давления. Обязанность доказать факт наличия принуждения лежит на бывшем работнике.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

lexandbusiness.ru